Главная | Регистрация | Вход | Личные сообщения () | ФОРУМ | Из жизни.ру | Модераторы: Pantera; IgChad | Контакты

Суббота, 24.02.2024, 08:43
Привет, Гость Нашей Планеты | RSS

ПОДПИСАТЬСЯ НА ИЗВЕЩЕНИЯ ОБ ОБНОВЛЕНИЯХ САЙТА


Форма входа
Логин:
Пароль:

плюсы баннерной рекламы

Загрузка...



Загрузка...


Статистика

Рейтинг@Mail.ru


Новости сегодня
ПРЕДАТЕЛЬ ОТРАБОТАЛ ПО ПОЛНОЙ: СТАЛО ЯСНО, КТО СЛИЛ СЕКРЕТЫ РУССКОГО ФЛОТА ВРАГУ (0)
ЕЩЕ ОДИН: СБИТ РОССИЙСКИЙ САМОЛЕТ - ДИВЕРСИЯ ИЛИ ПРЕДАТЕЛЬСТВО? (0)
Каждый наш поступок — это разговор с жизнью (0)
Почему большинство людей с возрастом всё меньше улыбаются? (0)
Игры, в которые играет наше Эго (0)
Доктор Мясников раскритиковал участников "голой вечеринки": "Это унизительно" (2)
Фантом парка Бенито-Хуарес в Мексике (0)
Сильнейшие засухи в истории (0)
эпизод из жизни человека... (0)
Фильм "Бриллиантовая рука" оставил не только нематериальное наследие, но и вполне физическое (0)
состояние наполненности любовью (0)
Я не оправдываю ожиданий (0)
Ученые создали универсальный антидот от ядов опаснейших змей мира (0)
На Европу и север Африки обрушилась зимняя засуха (0)
Фермеры в Молдове заблокировали крупнейший КПП на границе с Румынией (0)
В районе хутора Трудовая Армения Каневского района Краснодарского края упал российский самолет (0)
Американский ВПК не барон Мюнхгаузен (0)
А.С.Пушкин "Клеветникам России". Читает Сергей Безруков (0)
В Германии поддержали частичную легализацию марихуаны (0)
Байден назвал вдову Навального Йоландой вместо Юлии (0)
Поляки не приехали на встречу с украинской делегацией (0)
Мясников: ухудшение памяти и мелкий почерк – возможные признаки Паркинсона (0)

Новости готовят...

Новостей: 26989

В архиве: 11391

Новостей: 7925

В архиве: 11931

Новостей: 3998

В архиве: 155

Новостей: 3724

В архиве: 8413

Новостей: 2685

В архиве: 4005

Новостей: 1317

В архиве: 338

Новостей: 1248

В архиве: 438

Новостей: 1035

В архиве: 17

Новостей: 948

В архиве: 6968

Новостей: 879

В архиве: 1480



Модераторы: Pantera; IgChad

Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 113 из 113
  • «
  • 1
  • 2
  • 111
  • 112
  • 113
Форум » ВАШИ ЛИЧНЫЕ СТРАНИЧКИ » Вы можете создавать свои личные странички именно здесь » Мир прозы,, (Интересные истории,стихи,цитаты)
Мир прозы,,
Михалы4Дата: Воскресенье, 11.02.2024, 12:07 | Сообщение # 2801
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 2697
Статус: Offline
— Стой, посмотрю, как они умирают, —
промолвил демон в торговом центре.
— Но они вовсе не умирают,
они водолазки себе выбирают,
сравнивают размеры и цены.
Он и она, с ними девочка-мальчик,
спорят, задерживаясь у полок.
Девочка-мальчик играют в команчей.
Он айтишник, она психолог.
Выходные в Суздале, отпуск в Тае.
Одна машина, потом вторая.
— Я ничего этого не знаю.
Вижу лишь, как они умирают.

***
Живешь в лесу, читаешь Мейясу,
а как тепло становится и травка —
пить ходишь пиво в лесополосу
с друзьями из строительного главка.

Да, пишешь ты хорошие стихи,
душевные! Но что всего забавней:
кому нужны хорошие стихи?
И без того их как говна за баней.

Ну скажешь тоже, как это кому?
А девушки от тридцати и старше,
корректорши с работой на дому
и в карандашных юбках секретарши?

Как на мормышку ловятся ерши,
которыми всё озеро забито,
так эти — на движения души,
раз нет надежды встретить Бреда Питта.

Строительные мокнут чертежи,
разобран кран, разъехались прорабы,
и ветер сквозь огрызки-этажи
так голосит, как в войны воют бабы.

***
Тут безрадостное место,
по ночам темно и жутко.
Слышен шёпот у подъезда:
проститутка, проститутка!
От бедра походка лисья,
нос колючий, как заноза.
Рот очерчен, будто кистью —
полыхающая роза.

Варят винт соседи сверху,
у других ребенок даун.
За стеной глухая стерва
смотрит старый фильм с Ван Даммом.
Дочь разучивает гаммы,
засыпает в нотном стане.
Интересно, где же мама
ходит поздними часами?

Возвращайся поскорее,
жду тебя вторые сутки.
Но бурчит из батареи:
проститутка, проститутка.
Вон, ломать чужие судьбы,
рушить семьи почесала.
У нее ухмылка сучья,
сами видите всё, сами.

Кто бурчит? Старух тут нету,
деды умерли от рака.
В заколоченное небо
воет ветер, как собака.
Никого нет: пусто-пусто,
сдох последний доминошник
и маньяк упал без пульса,
выронив свой финский ножик.

Покупатели товаров,
обладатели активов,
загребатели наваров —
все ушли, и стало тихо.
Лишь одна на чёрном свете
всходит к светлому престолу.
— Ты из триста двадцать третьей,
пятый корпус, возле школы?

— Я, — ответит в тронном зале
стражам, слушающим чутко.
— Госпожа, мы долго ждали.
Проститутка, проститутка.

***
Петр и Павел, вот уж вовек не поймешь, что в ваших историях правда, а что ложь.

1. На радость лютикам и губоцветным,
трёхцветным кошкам и алкашам
по небу летает добрый Бэтмэн
и дарит солдатиков малышам.

Вполнеба расплылась его улыбка —
завтра снова будет хороший день.
Об этом гадалка твердит у рынка,
тыча пальцем в смородиновую тень.

Я достану ореховой настойки
и хлебну из горлышка, из горла.
Дайте мне крылья хотя бы сойки,
мне ведь не надо как у орла.

Пришейте мне крылья зарадибога
на крепкий шёлк, на живую нить.
Я над землёй покружусь немного
и вернусь немотствовать и любить.

2. Жена в могиле, муж в тюрьме.
Гувернантка в ужасе уехала.
Кто теперь будет растить детей?
Вот уж точно не мисс Марпл,
не Байрон и не Шекспир.

Пока хоронили, плакали и судили,
деловито в воздухе растворилась
мисс Марпл.

Кружевная старушка, тонкая на просвет,
продолжает и ныне плести
свой ажурный маршрут
в автобусе посолонь
по соломенным дорогам
старой старой Англии,
на старую Новую Англию
только заглядываясь пока.

Мисс Марпл — никогда не миссис —
приходит как сухонький летний дождь,
и на ярких лужайках
вырастают грибы убийств
и проступают грибницы
чудовищного родства.

Каменный топор особняка
оглоушивает прислугу,
коротконогие домишки
разбегаются муравьями:
прикатила мисс Марпл
в автобусе файфоклочном,
привезла к чаю
цианистые пирожные
женских романов
и телефонных книг.

Мисс Марпл — надушенный астероид,
а из сиротки вырастет истероид
и убьёт кого-нибудь для начала,
чтобы бабушка вернулась, как обещала.

3. Дивный остров Лемурия тем знаменит,
Что на нем обитают лемуры, на вид —
То ли кошки, то ль совы, а все же —
На людей они чем-то похожи.

Дивный остров Лемурия тем знаменит,
Что на нем целый день соловей голосит,
Завезенный каким-то пиратом —
Тенорком голосит виноватым.

Что за остров Лемурия! В нетях ветвей
Ни клыкастого тигра не встретишь, ни змей,
И вулканы лежат в летаргии,
И полночные страхи — другие.

Ты усни, и тебя не встревожат во сне
Даже тени алоэ на белой стене,
Даже поздние таксомоторы
Да на кухне грошовые споры.

4. Девочка в школе гранату нашла.
Пусть и учебную, но взорвала.
Как этой девочке так удалось? -
выбила стену и вышла насквозь.

Странная девочка это была:
тронула швабру, а та зацвела.
Кошку погладила — та назубок
строчки про парус, как он одинок.

Классная-дура звонила в роно,
ну, а что-то роно? рону все равно.
Им что полтава, что бородино —
прошлая слава, немое кино.

Каждую осень — помывка окна.
Ольга, Онегин, и мир, и война.
А это окно — словно парус с крестом,
трепещет и кружится в небе пустом.

5. КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Ночь настала, ночь поцеловала
на подушке вышитую прядь.
Серый мыш торчит из одеяла
и совсем не хочет засыпать.
Дождь шуршит, как будто тьму тетрадей
заполняют сном ученики.
Время им, в сырое небо глядя,
списывать задание с доски.
Там на выбор оба варианта
перьями раскрыть разрешено.
Осторожно, даже воровато,
серый мыш исследует окно.
Одному — очарованье взрыва,
притяжение бездонных шахт,
а другому — синий огнь залива,
золотое пение в ушах.

6. Человек, у которого жизнь удалась.
Он недавно вернулся из тёплых таласс.
Он на мойке у ауди чёрной стоит,
курит, щурит глаза. Он до блеска обрит.

Человек, у которого жизнь удалась.
Им пытался позавтракать дед-одноглаз.
Он от деда уплыл и от бабы утёк.
Посмотрел на часы и увидел песок.

Плотоядные скалы сомкнулись за ним,
и теперь он на мойке стоит, невредим.
Он бывалый моряк, за полушку во рту
он купил себе ауди в дальнем порту.

Он на ауди, ауди в небе летит.
«Слышу, слышу» незнамо кому говорит.

7. Грустно мне, писатель о парсеках,
больше веры нет твоим словам.
Напиши-ка ты о человеках,
не считая их по головам.

Да и вы, про киборгов рапсоды,
не держите бластер на весу.
Обрисуйте лик родной природы,
жизнь медведей в ёлочном лесу.

Живописцы, в саже ваши кисти
и палитра вытекла насквозь.
Вы Тверскую так отживописьте,
чтоб живое место мне нашлось.

Я еще успею распылиться
на грекоимённые тела.
Растерять, рассыпать ваши лица,
голоса и прочие дела.

***
присяду кофе попить на небе
повешу пиджак на месяц
принято говорить ich sterbe
потому что смерть это немец

осматривает внимательно
обвивает навроде змия
не понимает матерный
по-русски не розумие

пой, сиринга, бархатными ночами
эвоэ кричите, хмельные вербы
how do you do спрашивает англичанин
принято отвечать ich sterbe

***
«Назовите молодых поэтов», —
попросил товарищ цеховой.
Назову я молодых поэтов:
Моторола, Безлер, Мозговой.

Кто в библиотеках, кто в хинкальных,
а они — поэты на войне.
Актуальные из актуальных
и контемпорарные вполне.

Миномётных стрельб силлаботоника,
рукопашных гибельный верлибр.
Сохранит издательская хроника
самоходных гаубиц калибр.

Кровью добывается в атаке
незатёртых слов боезапас.
Хокку там не пишутся, а танки
Иловайск штурмуют и Парнас.

Не опубликуют в «Новом мире» их,
на «Дебюте» водки не нальют.
Но Эвтерпа сделалась валькирией
и сошла в окопный неуют.

Дарят ей гвоздики и пионы,
сыплют ей тюльпаны на крыло
молодых поэтов батальоны,
отправляясь в битву за село.

Есть косноязычие приказа,
есть катрены залповых систем,
есть и смерть — липучая зараза,
в нашем деле главная из тем.

***
Русская литература, ласковая жена,
в городе Николаеве нынче запрещена.
Разрешены аборты, пытки и кокаин.
Русской литературы нету для украин.
Разрешены Макдональдс, Будда и Сатана.
Русская литература нынче запрещена.
В городе Кропивницком, бывший Кировоград
русской литературе больше никто не рад.
В Екатеринославе, на берегу Днепра.
знать не желают росчерк пушкинского пера.
Прокляли в Конотопе нашу «Войну и мир».
Будете как в Европе, каждый себе Шекспир.
Видно за океаном пламя от русских книг.
Не дописав романа, празднует Стивен Кинг.
Было в семье три брата, нынче осталось два.
Сами ли виноваты, карма ли такова?
Горькие ли берёзы? Жёсткий ли алфавит?
Карцер для русской прозы будет битком набит.
Но как слеза ребёнка или кислотный тест,
русская запрещёнка стены насквозь проест.

***
Болгарину, греку, пшеку
война точно рыбе зонт.
А русскому человеку
сказали «на фронт» — на фронт.
Он зря языком не треплет,
сказали «в поход» — в поход.
Сказали — и он отребье.
Сказали — и он народ.
Из спален и из развалин
поднимется в полный рост,
и снова товарищ Сталин
в Кремле возглашает тост
за винтики, за шурупы,
за болт и за саморез.
За тех, чьи простые трупы
легли на порог небес.
Сказали — и он распарен,
расслаблен и пьёт пивко.
Сказали — и он Гагарин,
и звёзды недалеко.

***
Фронтовые сто грамм, но не больше, хорош.
Не стесняйся, кури и здоровью вреди.
Ты не знаешь, что встретит тебя впереди
и какую судьбу на дорогах найдёшь.
За холмом, за пригорком, за серой рекой,
за истерзанным в дым дубняком вековым.
То ли честь, то ли правду, но вряд ли покой.
То ли в землю зароет тебя побратим.
Встань для общего фото с чужой дорогой,
с офицерской женой как с любимой страной.
За спиною — вскипающий аэродром.
Выпей малую чарочку, это не бром.
Ты к ракушке ушной приложи телефон,
и на память о зелени крымских долин
вдруг послышится шум подступающих волн,
неминуемо тонущий в гуле турбин.
В крайний раз подмигнула тебе замполит,
видно, чем-то ей нравишься — впрочем, забудь.
У неё материнское сердце болит
и медаль украшает высокую грудь.
Помолчи, покури, своё сердце согрей,
ты в заботах её только малая часть.
Ей за тысячи тысяч других матерей
холодеть и стареть, провожать и встречать.

***
Меня интересует современность,
вся эта мутность, временность и бренность,
сиюминутность, шаткость, суета,
на шестерной законных два виста.
Конечно, есть и вечные красоты,
сияющие горние высоты,
невозмутимый звёздный небосвод,
но вновь поручик карты раздаёт.
Вот современность в лермонтовском духе:
летают пули, глупые свистухи,
а офицеры разливают грог,
пока судьба им отмеряет срок.
Любуюсь тем, что завтра станет прахом,
викторией, что обернётся крахом
и вновь восстанет, где её не ждут,
благословляя лёгкий бег минут.

***
Буйная растительность, однако.
Главное, пока не началось
наступленье холода и мрака
в мире, продуваемом насквозь.

Главное, что солнышко нагрело
теплохода белые бока
и танцует лодочка на гребне.
Главное, что русская река.

Русская, как школьная задача,
до звонка решённая в уме.
Белый гравий и песок горячий.
И, конечно, церковь на холме.

Женщина застыла на пороге
и дитя готовится внести.
И кафе, где сиживали боги,
как всегда, откроют к десяти.

Главное, что лето не проходит,
только пролетают облака.
Можно сесть на этот теплоходик,
можно посмотреть издалека.

Игор Караулов
____________
153702


Сообщение отредактировал Михалы4 - Воскресенье, 11.02.2024, 12:08
 
Михалы4Дата: Суббота, 17.02.2024, 14:25 | Сообщение # 2802
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 2697
Статус: Offline
«Возвращение» https://www.youtube.com/watch?v=2gkUgg4YxR8

После работы хочется упасть,
Закрыть глаза, чтобы не видеть пасть
Свистящей смерти. Хочется пропасть, -
Желательно на несколько столетий.

Кидаешь в ноги грязный автомат,
Броню, одежду, каску... Всё подряд.
А заступивший суточный наряд
Сварганит чай, яичницу, котлеты.

Усевшись, будешь нехотя жевать,
Глазами точку в стенке прожигать,
Курить, пуская кольца, и молчать,
Не понимая следствий и причины.

Потом, смыв грязь, ты позвонишь домой,
Наврешь, что у тебя был выходной...
Пока ты спишь, вернётся ангел твой
И снарядит пустые магазины.

***

Дмитрий Филиппов. ВОЗВРАЩЕНИЕ
(рассказ)


В сенях пахло яблоками и ещё чем-то родным, не имеющим точного слова. Полумрак вычертил резиновые сапоги, плетёные корзины, покрытые пылью банки на полках, старый холодильник, груду ватников и старых курток, сваленных в одну кучу. Глеб втянул ноздрями этот знакомый воздух и ощутил лёгкую тревогу: чего-то не хватало. С этой занозой вошёл в дом.

Тесть сидел за столом и чистил рыбу. На подоконниках дозревала антоновка, и этот яблочно-рыбный дух свёл скулы и наполнил рот голодной слюной.

– Здравствуй, дядь Коль, – сказал Глеб.

Тесть не обернулся, только стряхнул с ножа налипшую чешую.

– Я заночую?

– Ночуй.

Тесть положил нож на край стола. Обернулся.

Мужчины очень внимательно глядели друг на друга, выведывая утаённое, не произнесённое вслух. Дёрнула хвостом изодранная рыба, и от этого судорожного движения качнулся мир.

– Чего встал?.. Проходи.

Глеб тяжело, устало разделся, долго путался в намокших шнурках, наконец выпрямился, но не во весь рост, с грузом на покатых плечах. Огляделся. Попробовал узнать дом.

Привычные вещи не опознавали Глеба. Кровать, тумбочка, шкаф, гипсовый бюст Ленина на комоде – всё настороженное, забывшее прикосновение его рук. Пропала фотография, где он с женой и сыном на фоне теплицы, – пустое место на стене. Только защитившийся от пыли квадрат (тридцать на сорок) мозолил глаза.

– Вещи твои на веранде. Нинка сложила перед отъездом.

– Где она?

– В городе.

– Я знаю, где именно?

Старик замялся, но выдавил нехотя:

– У Сажина.

– Ясно. Давно?

– Месяца полтора.

В сенях не хватало коляски, но подумал об этом Глеб отстранённо. Просто мысль. Промелькнула и не оставила следа.

Их комната утратила запах. А чем она пахла раньше? Глеб попытался вспомнить и уже не мог, как будто прошло десять лет. Детские салфетки, подушки из верблюжьей шерсти, волосы Нины, плюшевый медведь, книги на полках – все вместе это пахло уютом. И, конечно, карамельный запах сына…

Где всё это?

Мужчина сел на кровать.

Вошёл тесть. Положил на стул постельное бельё.

– Баню затопить?

– Да.

В комнату забежал Марсик – белый облезлый кот с разодранной бровью, – прыгнул на кровать и положил голову Глебу на колени. Мол, я тебя признал, держись.

Горький комок подкатил к горлу. Чтобы его задавить, Глеб начал с силой гладить кота. Тот понимал, терпел и не вырывался. Только урчал горлом и хлёстко бил хвостом по кровати.

Наконец отпустило. Выдохнул, сбросил кота. Подошёл к окну, взял яблоко с подоконника, взвесил его мягким движением, подкинул, положил на место. За окном, на краю деревни, вмёрзла в пейзаж вековая берёза. На самой вершине аисты свили гнездо. Глеб смотрел на это гнездо. Аистов не было. А он смотрел и ждал, когда же они прилетят.

Вернулся тесть с улицы, прошаркал на кухню. Через пару минут зашипела сковородка.

Глеб достал из рюкзака застиранный маскхалат, переоделся.

– Иди ужинать, – позвал тесть.

На сковородке дымился жареный лещ. На столе – чёрный хлеб, нарезанный мужскими кусками, солёные огурцы, сало. Бутылка водки. Две пузатые стопки. Тесть с сомнением поглядел на Глеба.

– Чего вырядился?

– Тебя не спросил.

– Ты не хами. С тобой по-русски разговаривают.

– А я что, по-китайски?

– Водку будешь?

Глеб жадно сглотнул.

– Буду.

– Тогда разливай.

Глеб сел на скрипучий стул, свинтил пробку одним резким движением, наполнил стопки до краёв.

– С возвращением, – произнёс тесть. – За то, что живой.

Чокнулись и выпили.

Водка провалилась в пустой желудок и обожгла. Глеб сморщился.

– Закусывай.

Мужчины принялись на еду. Тесть ел со значением, внушительно пережёвывал, аккуратно откладывал мелкие кости на край тарелки. Глеб жевал жадно и суетливо, наполняя желудок горячей рыбой, огурцами, салом – всем подряд.

Налили ещё по одной, выпили.

– Что делать будешь?

– Не знаю. Работу найду.

– У тебя взгляд пустой, тебе в себя прийти надо.

– Приду.

– Конечно, придёшь, куда ты денешься. Жену потерял, сына потерял…

– Заткнись, дядь Коль.

– А то что?

– Кадык вырву, – произнёс с расстановкой, без злобы, и от этого спокойствия стало страшно.

– Ты в зверя превратился.

Глеб ничего не ответил. Налил ещё по одной.

– За всех... – и, не дожидаясь тестя, лихо опрокинул стопку.

– Не нажрись смотри. С пьяным не буду возиться.

Глеб снова промолчал. Только глаза осветились твёрдым, на крови закалённым светом.

Баня пахнула жаром ста тысяч солнц, но этот жар не тревожил, а успокаивал. Только медный крестик мгновенно накалился и Глеб, матерясь, торопливо сорвал цепочку. Сел на полок, спрятал лицо в ладони, размазывая выступившие капли пота. Покраснел шрам на правом предплечье. Пуля прошла навылет, рана стянулась быстро, но сейчас в бане плечо заныло тягучей болью, как будто в него гвоздь вогнали.

Тело было худым, скукоженным. Распаренная кожа вычерчивала красным изгибы рёбер. От жары и странных сладких мыслей затвердела… плоть, и Глеб вскочил, заходил из стороны в сторону, смахивая со лба капли пота, растирая его по телу. Наконец, не выдержав, он подошёл к баку с холодной водой и нырнул в него головой. Взметнулся вверх, фыркнул. Потом набрал таз, окатил себя, шумно и часто задышал. Успокоился. Сладкие мысли ушли. Вадим, молодой сапёр во взводе, говорил, что передёрнуть не грех, мол, сапёру полезно передёргивать, спокойней будет. Вадима накрыло «градом» под Дебальцево. Собирали по кускам.

Глеб залил кипятком свежий дубовый веник, ещё раз окатил себя водой и вышел в предбанник. Облако пара поднималось от красного тела к потолку. Глеб достал сигареты и закурил, приоткрыв дверь. Свежий вечерний воздух погладил спину.

Потом он парился до изнеможения, с силой хлестал себя веником, оставляя на теле вздувшиеся багряные полосы. Выбивал из себя отчаяние, заполняя пустоты влажным дубовым духом. Это была молитва. За мёртвых и живых, за Нину, за сына, за то, что всё не зря, не зря…

Тесть приготовил ему чистую рубаху.

– Переоденься.

Глеб скинул маскхалат.

– Это что? – тесть указал на мелкие подсохшие нарывы на груди.

– Сигареты тушили.

Помолчали.

– Эх, парень ты, парень…

– До свадьбы заживёт, – Глеб попробовал усмехнуться.

– Долго ты был… у них?

– Пятьдесят два дня.

Тесть покачал головой.

– Дядь Коль… – в голосе Глеба прорезались просящие нотки. – Есть ещё выпить?

Тесть плюнул и пошёл на кухню. Вышел с новой поллитрой.

– Последняя.

Брезгливо бросил стопку на стол.

– Сопьёшься.

– Плевать.

Пил Глеб муторно и тяжело. Тёплая водка не лезла, и он с усилием проталкивал её внутрь, сглатывая сивушное послевкусие, заедая свежим хрустящим луком. Взгляд туманился, зарастал болотной ряской. Лопнули капилляры на глазах, белки покрылись красными трещинками.

Тесть сел в кресло, включил телевизор. На экране хорошие дядьки ловили плохих. Один долгий, затяжной сериал, имитирующий жизнь. Идёт уже много лет. Меняются актёры, режиссёры, сюжет, название, а сериал всё тот же: безвыходная дрянь.

– Интересно? – спросил Глеб.

– Нормально.

– Ну, раз нормально, смотри.

– Я и смотрю.

Водку Глеб не допил. Уронил голову на стол и засвистел слипшимся пьяным свистом. Тесть чертыхнулся, подошёл к столу и обхватил парня сзади. Поднял на ноги одним резким рывком.

– Давай, давай… Свинья…

Потащил в комнату. Глеб пьяно мычал и отмахивался.

Уложил его на кровать, накрыл одеялом. Несколько минут смотрел на парня, как тот проваливается в долгожданный сон. Потом вышел на улицу позвонить.

– Алло… Нина… Знаю, что поздно. Глеб приехал… Спит… Просто звоню, чтобы знала… Передать что?.. Хорошо, как знаешь… Давай, пока.

Достал сигарету, зло чиркнул спичкой, с наслаждением затянулся.

Дома он выплеснул остатки водки в стакан, выпил тремя большими глотками. Закусил лепестками лука.

В кровати тесть долго ворочался, не мог заснуть. Полная луна прорезалась сквозь занавески, рассекая комод холодным серебряным лучом. С мудрым прищуром смотрел Ленин на этот мир. Тесть выходил покурить, возвращался, снова ложился в кровать. Сна не было. Как не было и покоя в душе.

Среди ночи Глеб заорал. Долгий звериный рёв забил до отказа пространство избы, требовал выхода и рвался в небо. Глеб орал пьяно и страшно, из другого мира, который схватил его за губу и не отпускал, выкручивал.

– Что ты? Что?..

Тесть подбежал, схватил парня за плечи, затряс его, думая разбудить, но Глеб не спал. Глаза его были распахнуты. Он смотрел на тестя, не узнавал его и продолжал орать, ввинчивая в уши грязную муть, боль и что-то ещё, абсолютное и нечеловеческое, засасывающее на дно.

– Да что же это…

Старик зажал ему рот ладонью, но тут же вскрикнул и отдёрнул прокушенную руку. Залепил кулаком по лицу.

Глеб не чувствовал боли, продолжал орать, останавливаясь только для короткого вздоха.

– Что ж ты, парень…

Глеб сжался на кровати, подобрав ноги, как сжимаются младенцы в животе у матери, силясь спрятаться от чего-то ужасного, настигающего. Но скрыться не удавалось и он продолжал орать охрипшим горлом, не в силах вырваться из сонного морока.

И тогда тесть схватил яблоко с подоконника и запихнул ему в рот. Полетели брызги в разные стороны. Кислый вкус детства попал на язык и этот момент узнавания вернул равновесие в мир.

Глеб подавился и зарыдал, и тесть схватил его голову и прижал к груди, принимая старческой впадинкой надкушенное яблоко. А тот вцепился в старика своими худыми узловатыми руками и прижался к нему, как ребёнок, размазывая слёзы и сопли, в надежде, что его погладят и защитят.

– Ну, всё, всё, парень, всё…

Морок отступал. Тесть гладил Глеба по вихрастой голове, тот плакал ему в живот, скулил, как побитая собака, и во всём русском мире не было людей роднее.

***
Обычный стол, под ним БэКа.
Чаeк дымит в стаканах.
Бойцы играют в дурака,
Играют на "Туманы".

В 5:30 выезд. У хохла
Под носом ставить мины.
Бойцы играют в дурака.
Напряжены их спины.

- Мы даму козырем побьeм.
Ходи, чего ты жмёшься?
- А сколько карт?
- Ты по одной
Ходи, не ошибёшься.

Бойцы шумят, впадают в раж,
Ведь на кону - "Туманы".
Их рано списывать в тираж
И хоронить их рано.

Вожак остался в дураках:
- Я - спать. В 5:30 выезд.
И полколоды на руках.
И всё уже случилось.

День был наполнен духотой,
Тревогой, верой, жаждой...
Вожак приехал чуть живой:
Усталый, грязный, страшный.

Без силы рухнул на кровать,
И, окружён друзьями,
Ругнулся в шутку:
- Мать-размать!
Чтоб я ещё раз сёл играть
С такими шулерами.

***
Танки идут на запад!
Танки идут на запах
Сытых чужих квартир.
На запах укропа и мяты,
Сахарной русской ваты.
Танки идут на запад,
Освобождая мир.

Сквозь бурелом, овраги
Танки дойдут до Праги.
И до Берлина дойдут.
Смерти и горя мимо,
Танки дойдут до Рима
Целы и невредимы.
Несокрушим их путь.

Танки заходят в Бахмут.
Им напоследок бахнет
Злая чужая Мста.
В Бахмуте их встречают
Выжженным молочаем.
Им головой качают
Разрушенные дома.

На перекрестье улиц,
Там, где ветра, целуясь,
Свой умножают труд, -
Девочка ищет маму.
Мама помыла раму.
Танки глядят стволами
На девочку -
И ревут.

***
Как вкусно пахнет этот день: https://www.youtube.com/watch?v=xT54gtqFbjc
Нева, шампанское, сирень.
Я жду, пока обнимет тень
Проспекты Ленинграда.
Мой отпуск улетает вспять,
И дней примерно через пять
Мне отправляться воевать.
Так надо, брат, так надо.

И я живой, навеселе,
А ты уже лежишь в земле.
В сырой земле, в кромешной мгле,
Где нет вина и хлеба.
Но смерть, конечно, не причём:
Ты станешь солнечным лучом,
Прозрачным ледяным ключом,
Бескрайним русским небом.

От Питера до Кременной
Весь этот мир по праву твой.
Ты назови свой позывной -
В раю тебя узнают.
И если в жизни ты грешил,
То Бог тебя давно простил.
И в рай разведку (я спросил)
Бесплатно пропускают.

Ты рос упрямым пацаном
(Спасибо матери с отцом),
И там, за Северским Донцом
Не вздрогнул, не заплакал.
Лежал спокойный, как вода.
И задрожали города.
И дочь приёмная тогда
Тебе сказала: "Папа... "

Пять дней летят, как пять минут,
А возвращаться - тяжкий труд.
Там пот и кровь, там люди мрут,
Там жизнь - дурная повесть.
Но, обернувшись вдруг назад,
Я вижу твой усталый взгляд.
Ты пригляди за мною, брат.
Бывай. Пошёл на поезд.

Дмитрий Филиппов
_______________
153883


Сообщение отредактировал Михалы4 - Суббота, 17.02.2024, 14:26
 
Михалы4Дата: Пятница, Вчера, 09:54 | Сообщение # 2803
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 2697
Статус: Offline
МОЕМУ ДЕДУ
Белову Константину Васильевичу,
ветерану ВОВ

То ли сон, то ли вправду видела,
По спине прошлось холодком,
В плащ-палатке мой дед. Он, видимо, –
Воевать... Опять? Стариком?

Ты же знал про весну победную?
Отгремела твоя война,
Отзвенели под трубы медные
На груди твоей ордена.

Сколько «горькой» во славу выпито,
Сколько праздников на счету –
Похоронная справка выдана
В девяносто-лихом году.

— Я слыхал, ты стихам обучена, –
Голос прошлого в тишине
— Напиши пару строчек, внученька,
Для потомков, и обо мне.

По рассказам моим, без ретуши,
Пусть узнают, что был не трус.
— Понадеюсь на память, дедушка,
И в неведенье повинюсь.

Я заботой твоей обласкана,
Чёрных дней была лишена.
Мне казалась ужасной сказкою
Растреклятая та война.

Я смотрела на мир, упрямая,
Через розовые очки.
А она расписалась шрамами
На запястье твоей руки...

Каждый раз, в годовщины майские –
Планки орденские, пиджак,
И слезились глаза солдатские...
Я, быть может, пишу не так?

О войне моя память мизерна,
Но народная – велика!
В ней заслуга твоя прописана,
Там о каждом – своя строка,

Про награды, раненья, подвиги,
Про доставшийся в жизни крест.
Дед шепнул: «Лишь бы внуки помнили»,
И исчез. Только свет с небес...

***
Мальчики

Подрастали мальчики -
Ружья деревянные,
Из газет - будёновки,
Палка - быстрый конь.
По дворам не с мячиком
Мчались. Обуянные...
Их ватагу конную,
Дворник, урезонь.

Что угрозы пальчиком!
Все на шалость скорые
Собрались, и на тебе,
Разожгли войну...
Удавались мальчикам
И победы спорые,
И врагов - предателей
Удержать в плену.

Поспешали вороны
С крыльями железными -
На просторах Родины
Горя круговерть.
Черной силы воинство
Налетело бездною.
Гей! Война народная.
Разгулялась смерть.

Не закатом солнечным
В кровь земля раскрашена,
И метла, не дворника,
Павшее метёт...
Болью ран осколочных
Мальчику вчерашнему
Направленье в горнее
Выдал миномёт.

Каска - не бумажная,
Ружья - не из дерева,
Кровь струится тёплая,
По щеке слеза...
Мальчику отважному
Не случится времени
Глянуть, недотёпою,
В мамины глаза...

Объяснить наследнику
Бойкому вихрастому,
Что конца победного
Высока цена.
Разжигать не следует
Дело то не праздное,
А хранить заветное:
Не игра война.

***
Бабка Степанида

Причитала-плакала бабка Степанида
У святого образа красного угла.
Гложет сердце чуткое горькая обида
За внучат, мол, мудрости им не додала.

Боль искала выхода старческой слезою,
Бередила душу ей, не давала спать.
Отчего повздорили внуки меж собою?
Злоба кошкой чёрною рвётся жизнь сломать.

- Укроти свирепого, Господи Иисусе,
Упаси от гибели, души - от греха!
Возмужали молодцы, выросли не трусы.
Развела судьбинушка их по берегам...

Тот на западенщину, в Галич перебрался.
Этот тоже в Галиче, что под Костромой...
Не могло и думаться братьям-новобранцам,
Что на плечи выпадет тяжкое ярмо.

Здесь у хаты мазанки разрослась их груша.
В комнате набеленой - старых фото ряд.
Есть одно любимое, где с покойным мужем
Два в обнимку хлопчика рядышком стоят.....

Москалей и нациков в тех чертах не видно.
Чтоб молитва светлая внучиков спасла,
Долго в пояс кланялась бабка Степанида
У святого образа красного угла.

***
Ещё не вмерла

Пошла к кроваво-красному закату,
На Запад, окрылённая мечтой,
Уверенная: там ей будут рады,
Земные блага все за той чертой.

Там свет над тьмой, туда уходит солнце...
Осыпан Запад манною с небес!
Пусть тяжек путь, пусть даже кровь прольётся,
Препятствия здесь не имеют вес.

Но разрастаться начали погосты,
И пепелища бывших городов.
Как оказалось, – разорвать не просто
Переплетенье судеб, связь родов...

Забвенье обеспечат воды Леты.
А молчаливый труженик – Харон –
За мзду доставит каждого, при этом
В Аид отправлен не один паром.

Для стольких душ ладьи привычной мало.
К чему пришла? Уверена она:
Ещё не "вмерла", лишь подстраховалась,
За всё, с лихвою, плата внесена.

Кровоточит во тьму спускаясь солнце,
Багрянец разливает по пути.
Соборно плач над миром раздаётся...
Но свет закатный душу бередит!

***
Рыжий друг

Васька - я, а друг - Василий,
Вместе служим целый год.
Он боец большой и сильный,
Да и я не слабый кот!

А ещё - с рожденья рыжий.
Числюсь в роте "кот полка"!
Я в огне котёнком выжил,
Воду с рук его лакал.

Путал "мамку" с подбородком,
Лаской отвлекал от дел,
И на белый свет так робко
Из-запазухи глядел...

А теперь умён и ловок,
Хоть и трудно мне подчас:
Охраняю от полёвок
Продовольственный запас!

Не про нас, мол, "хата с краю".
Дел хватает на двоих:
Микки-маусов гоняем,
Он - своих, а я - своих.

Мы в ответе друг за друга,
Оба боремся с вражьём.
И коты во всей округе
Знают, кто здесь - главарём!

Наша дружба много значит,
Не расстанемся и впредь.
Васю мне душой кошачьей
Очень хочется согреть...

***
Под шумок

В разгаре зрелищ хлеб отняли.
А как же лозунг тысяч лет?
Пускай смакуют блеск медалей?
А будет он? Ни да, ни нет!

Пока восторгом опоённый
Народ ликует, Боже мой,
Как вольно правит туз краплёный,
Не видя смуты за Москвой.

Адреналин соревнований
Азартом заразил страну...
Когда очнётся русский Ваня -
Упущен шанс - идём ко дну.

***
Безвести пропавшим

Отшептала трава тексты песен, что матери пели,
Вопрошая у неба известия о сыновьях,
Чью горячую кровь охладили шальные метели,
Навсегда пропитав ею земли на бранных полях.

Там, где был страшный пир, что устроили черные птицы,
Корни елей давно над костями сетями сплелись,
Но остались лежать рядом с ними жетоны – частицы,
Всё хранящие память о жизнях, что оборвались.

Срок придёт, и земля клад бесценный предъявит наружу,
И пополнятся списки героев на памятных плитах.
Склонят головы внуки, почтив подвиг - родине службу,
И в Минуте молчанья замрут, понимая: ничто не забыто!

***
ДУРАЧОК ВАСЯТКА

Днём и ночью напролёт
Зарядила морось.
А поутру косохлёст
С ветрами поссорясь
Напросился в старый дом
Через дыры в крыше.
Что ж такого? В доме том
Был народ, да вышел.

Здесь домов таких, подсчесть,
Будет с два десятка.
Лишь в одном хозяин есть
Дурень дед-Васятка.
Попросили присмотреть
За добром соседи,
Дали шанс разбогатеть.
Жди, мол, как приедем.

Двадцать лет усердно ждал,
Тешился надеждой.
Надоело, подустал –
Сам уже не прежний –
Слеповатый и хромой.
Думы о погосте.
А у брошенных домов
Ветер крыши сносит.
По подворьям проросли
Ясени, осины,
Стены гнуться до земли
Ветхой древесиной.
Нет тропинок у плетней –
Всё бурьян - агрессор.
Часть картофельных полей
Порастает лесом.

Не дождаться барышей,
От былых хозяев.
Дед набрал себе «вещей»,
По дворам пошарив,
Пса приблудного пустил,
В сторожа зачислил.
Им вдвоём чего грустить?
Есть другие мысли...

Закипает на плите
Почерневший чайник.
Дремлет в полной темноте
Сторож. А начальник
Философствует сидит,
Греет пёсьи уши –
Столького нагородит...
Кто б ещё послушал?!

***
Настоящая Россия

Там она, где зреет колос,
Где сбегают в лес тропинки,
Где под лягушачий голос
Дремлют сонные кувшинки,

Где ракита к водам гнётся,
И покосом пахнет воздух,
Возле старого колодца,
Что на дне скрывает звезды,

В ставенках пустого дома,
Обезлюдевшей деревни,
В лицах с малых лет знакомых,
Что на фото жёлто-древних.

Там напев - души раздолье,
Там одним названьем связан,
Чисто звоном колокольным,
Город воинов и вязов.

Там у с каждого пригорка
Берегинями - берёзы,
И подъём по ранней зорьке
Осушает бабьи слёзы.

Первыми из скоробранцев -
Их сыны, земли опора,
За обиженных сражаться -
В бой, без лишних уговоров.

Здесь она питает силы,
В храмах - раны исцеляет
Настоящая Россия,
О которой мало знают...

***
О берёзе под окном

В блаженстве зарослей пырея
Тысячелистник, зверобой
И эти двое. Всё старее
Их внешний вид, и над трубой
Давно дымок не поднимался,
Не зажигался в доме свет,
Никто в окно не любовался
Берёзой, как писал поэт.

Ветшает дом, и та берёза,
Что здесь от семечка росла
Грустит в тиши, лелея грёзы
О новой жизни. Прервала
Покой души, скрипит ветвями,
Шуршит зелёною листвой,
Перекликаясь с воробьями,
И скучно ей хоть волком вой!

Мечтает, что не только птицам
Сгодится престарелый кров.
Придут жильцы, и возродиться
В стенах и радость, и любовь.
Как будто так легко и просто
Вдохнуть в избу житейский быт.
Вдруг по-есененски подросток
Берёзку нашу разглядит?

Светлана Тюряева https://stihi.ru/avtor/svetatyuryaeva&book=16#16
______________________________________________________
154029


Сообщение отредактировал Михалы4 - Пятница, 23.02.2024, 09:55
 
Форум » ВАШИ ЛИЧНЫЕ СТРАНИЧКИ » Вы можете создавать свои личные странички именно здесь » Мир прозы,, (Интересные истории,стихи,цитаты)
  • Страница 113 из 113
  • «
  • 1
  • 2
  • 111
  • 112
  • 113
Поиск:

/>

Поиск


НАША БЕСЕДКА


Мы комментируем

Загрузка...

На форуме

СТИШКИ

(3775)


Интересное сегодня
В районе хутора Трудовая Армения Каневского района Краснодарского края упал российский самолет (0)
Доктор Мясников раскритиковал участников "голой вечеринки": "Это унизительно" (2)
Фильм "Бриллиантовая рука" оставил не только нематериальное наследие, но и вполне физическое (0)
Почему большинство людей с возрастом всё меньше улыбаются? (0)
Игры, в которые играет наше Эго (0)
Поляки не приехали на встречу с украинской делегацией (0)
На Европу и север Африки обрушилась зимняя засуха (0)
эпизод из жизни человека... (0)
Американский ВПК не барон Мюнхгаузен (0)
Я не оправдываю ожиданий (0)

Loading...

Активность на форуме

Постов на форуме: 7599
Группа: Модераторы

Постов на форуме: 6271
Группа: Проверенные

Постов на форуме: 4194
Группа: Проверенные

Постов на форуме: 3889
Группа: Проверенные

Постов на форуме: 2879
Группа: Модераторы

Постов на форуме: 2864
Группа: Проверенные

Великие комментаторы:
Василёк
Комментариев: 20609
Группа: Друзья Нашей Планеты
Микулишна
Комментариев: 16982
Группа: Друзья Нашей Планеты
nikolaiparasochko
Комментариев: 12843
Группа: Проверенные
Ferz
Комментариев: 12594
Группа: Проверенные
игорьсолод
Комментариев: 12121
Группа: Проверенные
Благородный
Комментариев: 10299
Группа: Проверенные