Главная | Регистрация | Вход | Личные сообщения () | ФОРУМ | Из жизни.ру | Модераторы: Pantera; IgChad | Контакты

Среда, 17.04.2024, 02:11
Привет, Гость Нашей Планеты | RSS

ПОДПИСАТЬСЯ НА ИЗВЕЩЕНИЯ ОБ ОБНОВЛЕНИЯХ САЙТА


Форма входа
Логин:
Пароль:

плюсы баннерной рекламы

Загрузка...



Загрузка...


Статистика

Рейтинг@Mail.ru


Новости сегодня
Сегодня материалов нет

Новости готовят...

Новостей: 28228

В архиве: 11391

Новостей: 8057

В архиве: 11931

Новостей: 4148

В архиве: 8413

Новостей: 3998

В архиве: 155

Новостей: 2823

В архиве: 4005

Новостей: 1329

В архиве: 338

Новостей: 1278

В архиве: 438

Новостей: 1035

В архиве: 17

Новостей: 948

В архиве: 6968

Новостей: 879

В архиве: 1480



Модераторы: Pantera; IgChad

Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Форум » Мировые и Российские новости » В мире » наука u жuзнь (новостu наукu u технuкu)
наука u жuзнь
ОтТоДата: Вторник, 07.06.2022, 14:18 | Сообщение # 26
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 6352
Статус: Offline
Рогозин поручил восстановить работу телескопа, отключенного Германией



Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин поручил восстановить работу немецкого телескопа на орбитальной обсерватории «Спектр-РГ», который отключила Германия.

«Я дал указание начать подготовку к восстановлению германского телескопа eROSITA в космической обсерватории «Спектр-РГ» в паре с российским телескопом», – написал он в своем Telegram-канале.

По словам Рогозина, работа уникальной орбитальной системы необходима для науки, а у тех, кто «из русофобских политических соображений» принял решение отключить телескоп, «не было на это морального права».

«Мы исправим ошибку немцев», - подчеркнул он.

«Спектр-РГ», созданная в НПО имени Лавочкина была запущена в июле 2019 года с Байконура ракетой-носителем «Протон-М». Сейчас она находится на расстоянии в 1,5 млн км от Земли. Обсерватория должна исследовать небо и составить карту Вселенной.

Ранее Дмитрий Рогозин рассказал, что следующий запуск «Прогресса» состоится осенью текущего года и пройдет по одновитковой схеме сближения с МКС.


ЖuвЪ только тотЪ,кто сегодня лучше чемЪ вчера, чтобЪ завтра стать совершеннеŭ u совершuннеŭ, чемЪ сегодня
 
ОтТоДата: Вторник, 14.06.2022, 17:13 | Сообщение # 27
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 6352
Статус: Offline
Ученые измерили температуру мозга мужчин и женщин и очень удивились

Британские ученые из Лаборатории молекулярной биологии Медицинского исследовательского совета в Кембридже (MRC's Laboratory for Molecular Biology in Cambridge) измерили температуру внутри голов 40 добровольцев разного возраста и пола - от 20 до 40 лет. Мозги им сканировали три раза в день посредством магнитно-резонансной спектроскопии.

Выяснилось много интересного, - пишет The Daily Mail. Например то, что головы внутри нагреваются до 40 градусов. А у некоторых и выше. То есть, температура мозга далеко не 36,6. О чем исследователи незамедлительно сообщили в журнале Brain.

- Самым удивительным открытием нашего исследования для меня стало то, что температура мозга здорового человека может быть столь высокой – такой, которая была бы диагностирована как лихорадка в любой другой части тела, — удивляется руководитель исследований доктор Джон О'Нил (Dr John O'Neil) из Кембриджа (University of Cambridge).

Далее оказалось, что внутренние слои мозга нагреты сильнее внешних.

Измерения свидетельствовали, что средняя температура мозга меняется в течение суток, повышаясь днем и понижаясь ночью. С годами температура повышается. Сорокалетние, к примеру, горячее двадцатилетних почти на градус. То есть, выражение «горячие головы» - оно не про молодых.

И самое неожиданное: женские головы горячее мужских. Температура мозгов представительниц прекрасного пола в среднем на 0,4 градуса выше. Образно говоря, их – женские - «котелки» варят интенсивнее.

Исследователи не знают, почему мозги столь горячи и от чего разнятся температуры их участков. Возможно, тут уместна аналогия с компьютерами, которые тоже перегреваются от интенсивной работы. И там, где мыслительный процесс интенсивнее, нагрев сильнее. Кстати, британские ученые полагают, что мозг как-то сам себя охлаждает. Но с годами все хуже и хуже. А это может сигнализировать о неких нарушениях – пусть даже небольших.

Измерения будут продолжены - с участием пожилых людей.

Кстати, за 200 лет по какими-то загадочным причинам «нормальная» температура человеческого тела заметно снизилась.

Читайте на WWW.KP.RU: https://www.kp.ru/daily/27405/4602013/


ЖuвЪ только тотЪ,кто сегодня лучше чемЪ вчера, чтобЪ завтра стать совершеннеŭ u совершuннеŭ, чемЪ сегодня
 
ОтТоДата: Вторник, 14.06.2022, 17:19 | Сообщение # 28
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 6352
Статус: Offline
Что за бетон из конопли изобрели во Владимире?

Во Владимирском государственном университете разработали и запатентовали технологию производства легкого бетона из стебля конопли. Материал обладает хорошими конструкционными и теплоизоляционными свойствами. Его стоимость вдвое ниже аналогов, а характеристики при этом аналогичны.

В производстве этого бетона используется костра — часть стебля технической конопли, отход переработки, который раньше утилизировали. Это очень стойкий материал, ему не страшны плесень или грибок. В бетоне, созданном владимирскими учеными, костра заменила легкий наполнитель, в качестве которого обычно применяют керамзит или сосновую щепу.

«Мы разработали легкий бетон на основе костры технической конопли и различных вяжущих — это композитные материалы для кладки стен жилых домов, экологически чистые. На разработку получен патент, — объяснила заведующая лабораторией экологического строительства Владимирского госуниверситета Любовь Закревская. — Экономическая составляющая очень благоприятная, наш бетон где-то на 50% дешевле любого легкого бетона на основе древесных отходов. Он обладает хорошими теплоизоляционными свойствами при достаточной прочности и пригоден для малоэтажного строительства».

Разработчики предполагают, что из такого бетона можно делать частные жилые дома, здания до трех этажей — нагрузка на фундамент будет небольшой. Его уже использовали при строительстве дома в Муроме. В будущем планируется создать опытное производство с выходом на крупные мощности, рядом будет засеяна техническая конопля. На эти цели уже получен грант, есть интерес со стороны инвесторов. Они намерены направить около 800 миллионов рублей в проект. К сентябрю предприниматели совместно с учеными Владимирского госуниверситета запустят производственную линию, которая будет производить тонну бетона в сутки.

этотЪ строuт.матер.наз. арболuтЪ


ЖuвЪ только тотЪ,кто сегодня лучше чемЪ вчера, чтобЪ завтра стать совершеннеŭ u совершuннеŭ, чемЪ сегодня
 
ОтТоДата: Четверг, 30.06.2022, 16:26 | Сообщение # 29
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 6352
Статус: Offline
В России разработали безопасно разлагающийся за 10 лет биопластик

Добавь шелухи
Ученый получил пластик из растительных отходов

Молодой омский ученый разработал технологию производства биопластика, безвредного для окружающей среды. И уже взялся за создание альтернативной одноразовой посуды, способной самоутилизироваться. Только так можно решить нарастающую экологическую проблему, считает изобретатель.



"Пластик уже заполонил всю планету. За последние полвека человечество его произвело миллиарды тонн, разлагается он сотни лет, а конвейеры все продолжают работать, - пояснил Алексей Ветлугин. - Мы поставили задачу - найти альтернативу. И нашли. Новый материал способен превратиться в безвредную для природы биомассу через 7-10 лет, а возможно, и раньше".

Темой безвредного пластика изобретатель заинтересовался, еще когда был студентом ОмГТУ. Потом это превратилось в хобби. Все свободное от работы время он посвящал решению задачи: как заставить "вечный" полиэтилен кардинально поменять свойства, стать экологически безопасным. И спустя семь лет решение, наконец, пришло.

"Чудесные свойства полиэтилену придает обычная растительная шелуха, тонны которой остаются на полях после уборки урожая. Как правило, ее сжигают, однако применение может быть гораздо более эффективным, - рассказал Алексей Ветлугин. - Как оказалось, кристаллические решетки пластика и отходов злаковых культур имеют схожую структуру. Значит, в определенных условиях их можно "подружить". Процесс, конечно, непростой. Но нам удалось это сделать".

Для того чтобы воплотить идею, изобретателю потребовалась команда. В поисках корифеев он перелопатил весь интернет. И оказалось, что опытные специалисты данного профиля имеются только в Московском университете имени Плеханова. И только там есть установка определения биодеградации материалов, которая позволяет проводить исследования по ускорению активной фазы разложения в зависимости от внешних условий. Недолго думая, Алексей Ветлугин набрал найденный в Сети телефон. И его услышали.

К делу подключились биологи, химики, промышленные технологи. И через год и два месяца формула биопластика была получена. Ученые утверждают, что он пригоден для производства любых полиэтиленовых изделий. В том числе и толстостенных емкостей, используемых в промышленности: бочек, цистерн, канистр.

Опытные образцы уже изготовлены на базе одного из омских нефтехимических заводов, заинтересованного в защите окружающей среды. Чтобы продукт скорее поставили на поток, разработчики передали производственникам право на патент. И нацелены двигаться дальше.

"Сейчас мы плотно занимаемся альтернативной пищевой пленкой и одноразовой посудой. Ведь именно они и являются главным источником засорения земли и мирового океана, - поясняет Алексей Ветлугин. - Исследования завершены. Готов прототип. И новой технологией уже заинтересовался серьезный инвестор".


ЖuвЪ только тотЪ,кто сегодня лучше чемЪ вчера, чтобЪ завтра стать совершеннеŭ u совершuннеŭ, чемЪ сегодня
 
ОтТоДата: Понедельник, 12.12.2022, 13:06 | Сообщение # 30
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 6352
Статус: Offline
Посещение лабораторного комплекса университета «Сириус»
Глава государства ознакомился с деятельностью и исследовательской инфраструктурой лабораторного комплекса научно-технического университета «Сириус».
Лабораторный комплекс, первый этап создания которого завершён в сентябре 2022 года, оснащён самым современным оборудованием, предназначенным для проведения исследований в области наук о жизни, и позволяет решать задачи любой сложности, связанные с применением генетических технологий в фармацевтике, медицине, сельском хозяйстве. Общая площадь первой очереди – 7,5 тысячи квадратных метров.

В настоящее время ведётся проектирование второй очереди комплекса площадью около семи тысяч квадратных метров. В его составе будет более ста лабораторных помещений, в том числе для работы с лабораторными животными.


ЖuвЪ только тотЪ,кто сегодня лучше чемЪ вчера, чтобЪ завтра стать совершеннеŭ u совершuннеŭ, чемЪ сегодня
 
ОтТоДата: Понедельник, 12.12.2022, 13:08 | Сообщение # 31
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 6352
Статус: Offline
Встреча с молодыми учёными
В парке науки и искусства «Сириус» в Сочи Владимир Путин провёл встречу с участниками II Конгресса молодых учёных и слушателями программы развития кадрового управленческого резерва в области науки, технологий и высшего образования.

вuдео

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Рад вас всех приветствовать.

В прошлом году это был первый такой опыт – и проведения Конгресса молодых учёных, и беседы с вашими коллегами.

Эти мероприятия неслучайно проходят на площадке «Сириуса» – я думаю, что и вам теперь тоже понятно почему. Правда, здесь есть и люди, которые, я вижу, работают на этих площадках, они-то уж точно понимают, почему здесь встречаются молодые исследователи.

В целом считаю, что нам удалось на территории бывшего олимпийского кампуса создать очень хороший образовательный кластер для детей, но и, как и планировали, мы делаем следующие шаги: создаём здесь лаборатории самого высокого уровня и класса, мирового класса, без всякого преувеличения, университет создан. Надеюсь, что в будущем удастся создать и производственные площадки. Не такие, конечно, как Путиловский завод, здесь такого не нужно, но высокотехнологичное производство по отдельным направлениям совершенно точно можно будет развернуть. И это будет абсолютно замкнутый цикл – от школы до производства.

Здесь возможны и фундаментальные исследования, здесь возможны прикладные исследования – здесь всё можно делать. И думаю, что это удачный выбор площадки.

Но дело, конечно, не только в этом. Дело в том, что сам конгресс, на мой взгляд, – очень востребованное мероприятие, потому что молодые люди вообще и всегда устремлены в будущее. Потому что молодые – вся жизнь впереди. А молодые учёные соответствующим образом настроены на карьеру в той области, которой решили посвятить свою жизнь. Это, в свою очередь, означает, что, когда такие люди, как вы, собираются вместе, это даёт государству возможность не только вас послушать, но и сделать соответствующие выводы, и помогает государству сориентироваться в задачах развития науки, в целеполагании развития науки.

Это чрезвычайно важно, потому что задач в этом смысле очень много. Одна из них, – может, самая главная, – это необходимость сразу перейти к новому уровню технологического развития. Думаю, что вы наверняка об этом между собой говорили и будете точно говорить. Возникает всегда вопрос: вот этот большой скачок – известно, где и когда эта идея родилась, – он возможен или нет, в науке и у нас, и сейчас? Думаю, что точно возможен, имея в виду те фундаментальные заделы, которые сделаны предыдущими поколениями, а сделано немало.

Да, конечно, многое утрачено за 1990-е годы, когда всё разваливалось, и наука разваливалась, в образовании возникли проблемы. Но тем не менее фундаментальные основы были такими мощными, что развалить всё не удалось.

А то, что вы здесь собираетесь, в «Сириусе», и говорите о будущем науки, – это лишний раз подчёркивает, что эти самые фундаментальные, базовые основы образования и науки в России являются очень мощными. Это даёт нам право полагать, что этот скачок, переход к новому технологическому укладу, конечно, в нашей стране здесь и сейчас возможен.

Но само по себе ничего не происходит, всё делают люди. А молодые исследователи – это как раз те люди, на которых нужно возлагать надежды. Государство так и делает – возлагает надежды именно на вас и на таких, как вы.

Но для того, чтобы всё это произошло, – это по щелчку не делается, – на это должно быть настроено всё общество. И это вторая наша задача, общая задача – нужно настроить именно все институты государственной власти, все структуры, все общественные организации, всех граждан на то, чтобы убедить всё общество в том, что суверенитет, будущее технологического развития, технологический суверенитет, промышленный, даже ценностный суверенитет может быть основан и может состояться только на базе фундаментальной и прикладной науки, только на научной базе. Потому что – собственно, и всегда так было, а сейчас это особенно важно, вы об этом знаете лучше, чем кто-либо, – жизнь складывается таким образом, и успех каждого в отдельности, каждого государства и объединений государств в значительной степени зависит от результатов научной деятельности, фундаментальных и используемых прикладных разработок во всех сферах жизни. И эта задача тоже имеет огромное значение.

Что значит, когда я говорю «убедить общество, государство, все государственные институты»? Это значит побудить всех к совместной с вами эффективной, постоянной, системной работе. И в этом случае, безусловно, нас ждёт успех.

О подготовке кадров в науке, так же как и о подготовке кадров вообще, мы говорим часто, если не сказать – всегда. Здесь, по-моему, тоже по инициативе ваших коллег в прошлом году мы запустили проект подготовки кадров для работы в научной среде. Я думаю, что здесь, наверное, есть те, кто занимаются по этому направлению. Сейчас всего небольшое количество – 85 человек. Мы говорили об этом на встрече с вашими коллегами в прошлом году, но так всё долго, бюрократическая машина такая ржавая – только в октябре запустили эту программу. Она, по-моему, рассчитана до мая следующего года. 85 человек – это не много, не мало, это первый шаг.

А вообще-то, по большому счёту, нам нужно, конечно, не точечно работать, заместителей и руководителей каких-то учреждений собирать, а наладить системную работу по всей стране. Здесь Минобрнауки, конечно, Правительство в целом, регионы должны будут поработать, и в том числе с вашей помощью – тоже надеюсь на неё – выработать единые подходы к подготовке не просто научных кадров, а тех людей, которые в этой сфере могут выполнять не только научную работу, но и руководить научными коллективами.

Ещё одна актуальная задача – это, конечно, интегрирование новых территорий России в научную среду, в образовательную среду. Ясно, что здесь прежде всего людям, которые пришли и проголосовали, нужно, что называется, врасти в российскую действительность. И России нужно прежде всего там закрепиться основательно, но это закрепление означает не только решение вопросов военно-политического характера – это означает работу на этих территориях и с людьми так, чтобы люди почувствовали преимущество от вхождения в Россию.

Мне один из руководителей новых территорий рассказывал, как на одной из них в очереди стоят семьи с детьми на медицинское обследование, профилактическое, которого не было, наверное, никогда на этих территориях.

При всех сложностях, при всём трагизме происходящих событий это явно позитивное событие. Но это только один пример, а они должны быть везде, и тогда этот процесс будет надёжным, устойчивым и успешным. В успехе я не сомневаюсь, но нужно действовать таким образом, чтобы он был осязаемым и наступал как можно быстрее и основательнее.

Наверное, это всё, что я хотел бы сказать в начале. Очень вас прошу, чтобы наша встреча не была днём вопросов-ответов, тем более что если вы будете задавать какие-то специфические вопросы, то мне вряд ли удастся на них полноценно, красиво и интересно ответить. А я бы хотел просто услышать ваше мнение о том, что нужно делать, как делать, в какие сроки это делать, какая вам нужна поддержка, для того чтобы исследовательская деятельность, чтобы наука и связанное с ней образование, разумеется, развивались успешно, быстрыми, нужными нам темпами и приносили необходимые, нужные результаты стране.

Всё. Спасибо вам за внимание, как говорят в таких случаях.

Пожалуйста. Наверняка есть какие-то предложения, вопросы. Пожалуйста, прошу.

И.Ларин: Владимир Владимирович, ещё раз здравствуйте!

В.Путин: Здравствуйте!

И.Ларин: Уважаемые коллеги!

Позвольте я представлюсь. Илья Ларин, аспирант университета «Сириус», младший научный сотрудник направления «Биоматериалы».

Мне в первую очередь хотелось бы выразить Вам, Владимир Владимирович, глубокую признательность за Ваше отношение к «Сириусу», с особой теплотой и заботой. Мне действительно также отрадно осознавать, что идеи, пожелания и предложения молодых исследователей, которые только начинают свой путь в науке, могут быть услышаны и позволят сформировать целостную картину при реализации отдельных инициатив.

Наше направление является междисциплинарным, мы стараемся работать на стыке наук – большое внимание уделять не только биологии, но и материаловедению. Мы сейчас стараемся акцентировать внимание на медицинских изделиях для реконструктивной хирургии, регенеративной медицины.

Наш университет оснащён по последнему слову науки и техники. В связи с этим я хотел бы выступить с предложением: действительно необходимо формирование инженерных групп для ремонта и технического обслуживания обширного парка научных приборов ввиду ухода части компаний – поставщиков этого оборудования. Хотел бы также предложить рассмотреть возможность формирования единого инженерного центра на базе университета «Сириус», сформировать профильные образовательные программы подготовки инженерных кадров.

Это бы нам позволило не только поддерживать существующий обширный парк научных приборов, который не только представлен у нас в «Сириусе», но и по всей стране, но и заложить основы для активно развивающегося российского приборостроения. Спасибо.

В.Путин: Вопрос – уверен, что все понимают, насколько он важен.

К сожалению, зависимость от иностранной приборной базы у нас очень большая, по некоторым направлениям до 90 процентов. И в сегодняшних условиях это особенно остро ощущается, хотя – я всё время говорю об этом, и, думаю, вы тоже со мной согласитесь, – ясно, что без приборной базы работать невозможно. Но ясно также и то, что нужно было в конце концов когда-то начать интенсивно развивать свою приборную базу. А так, за нефте-, газодоллары можно закупать всё что угодно, от гвоздей до бриллиантов, только своего никогда не будешь ничего производить.

Поэтому эта сегодняшняя ситуация подталкивает нас к самостоятельной работе по очень многим направлениям, в том числе и по производству собственной научной приборной базы. Государство старается это делать, уже до сегодняшних острых событий делало это и будем делать дальше.

Гранты выдаются тем учреждениям, которые приобретают отечественные приборы для научных исследований. В прошлом году, по-моему, такие гранты давались учреждениям, которые приобретают научные приборы для исследований, где не менее десяти процентов – российского производства, в этом году – 15 процентов. И мы будем дальше увеличивать это процентное соотношение, с тем чтобы подталкивать заказчиков к тому, чтобы они обращали прежде всего внимание на необходимость закупки у отечественных производителей. Это первое.

Второе, не менее важное, – это, конечно, материалы для обслуживания. Это абсолютно верно. Такой инженерный центр востребован. Я обязательно дам поручение соответствующее и Минобрнауки. С Еленой Владимировной [Шмелёвой] поговорю – она, конечно, «за», безусловно. Здесь нужно будет какое-то дополнительное финансирование, поищем его. Это правильная абсолютно вещь.

Но этого, конечно же, будет недостаточно, потому что, как известно, поколения приборов для научных исследований меняются где-то темпом в три-пять лет. И нам нужно создать такую среду, создать такую промышленность специальную, когда у нас на постоянной основе эта замена происходила бы естественным образом. Ясно, что всё производить на сто процентов невозможно, да и не нужно, но партнёры всегда найдутся, здесь у меня нет никаких сомнений. Если будем делать на хорошем уровне, партнёры технологические всегда будут.

Так же как и по конгрессу: в прошлом году никаких событий не было, таких, которые сегодня происходят, – чисто российское было мероприятие. Сегодня, несмотря на все эти события, которые всем хорошо известны, представители 40 стран приехали в Сочи и вместе с вами будут работать на Конгрессе молодых учёных.

Знаете что: искусственно в современном мире ничего не завернуть и ничего не закрутить, как какую-то пробку, и не закрыть навечно. Никогда этого не получится. Тем более если мы будем делать что-то интересное, востребованное и нужное, всегда найдутся технологические партнёры. Так оно и будет, сто процентов. Поэтому нужно ориентироваться на своё производство, но искать этих технологических партнёров, и мы их обязательно найдём.

Инженерный центр востребован, и постараемся обеспечить его создание. Обслуживание нужно, конечно.

И.Ларин: Спасибо Вам.

В.Путин: Пожалуйста.

О.Тарасова: Уважаемый Владимир Владимирович!

Меня зовут Ольга Тарасова. Я представляю Всероссийское общество изобретателей и рационализаторов. В этом году нашему обществу исполнилось 90 лет.

Продолжая тему по научному приборостроению и в развитие поручения по итогам встречи с молодыми учёными прошлого года, я хотела бы рассказать о проекте, который называется «Наша Лаба».

В.Путин: Как-как?

О.Тарасова: «Наша Лаба», или «Народный каталог научного оборудования и расходных материалов».

С июля этого года совместно с координационным советом молодых учёных при Президенте мы собираем информацию о научных приборах и расходных материалах, которые производятся в России и в Республике Беларусь, систематизируем её в один онлайн-каталог с возможностью оставлять отзывы от наших учёных и инженеров.

Наш проект некоммерческий, мы делаем его во многом силами наших волонтёров. Сейчас наш каталог содержит более восьми тысяч товаров почти изо всех регионов нашей страны. В планах – перевести каталог на несколько иностранных языков, для того чтобы он стал доступен для наших партнёров из дружественных стран.

Также сегодня в рамках Конгресса молодых учёных открылась выставка «Наша Лаба». 40 компаний – производителей научных приборов и расходных материалов привезли 190 приборов и более 600 единиц, видов расходных материалов. Это достаточно большая величина. Действительно, у нас 300 «квадратов».

Отмечу, что эта инициатива возникла у участника встречи с Вами в прошлом году – Сергея Адонина, как раз молодого учёного, – и мы вместе создали такой проект.

Главная цель – чтобы наши учёные и инженеры могли находить и покупать товары, которые производятся в России, и поддерживать высокотехнологичное производство. Это действительно работает, мы получаем очень много запросов по поиску аналогов приборов.

Вторая цель, которую мы преследуем, – преодолеть стереотип в нашем обществе о том, что в России не выпускают качественные товары научного обихода. Я могу сказать, что это неправда. Мы общаемся с учёными и инженерами и выяснили, что многие учёные даже не знали о том, что существовали российские аналоги.

Второй момент. Действительно, наши производители иногда проигрывают в скорости пополнения ассортимента своих товаров и также в сроках изготовления. Но это связано только с тем, что у них нет свободных средств, для того чтобы улучшить эти показатели.

Я уверена, что необходимо поддерживать производителей научных и инженерных приборов, расходных материалов и реагентов. Это очень важная задача, которая сейчас стоит перед нами.

Отсюда небольшое предложение. В России уже много лет успешно действует такой механизм, как инвестиционный налоговый вычет, но не во всех регионах его действие распространяется на производителей научных приборов и расходных материалов. Может, распространить действие этого механизма и на них? Для них это будет существенным подспорьем в их работе.

В.Путин: Ольга Евгеньевна, во-первых, как уже говорил, здесь, конечно, нужен заказчик всегда.

Вы сказали, что у производителей не хватает собственных свободных средств. И никогда не хватит, если не будет рынка сбыта. Поэтому то, что вы делаете, – это абсолютно правильная вещь.

Когда наши потребители – в данном случае этой продукции – не знают о возможностях, здесь как раз возникает эта нестыковка: одни не знают, что можно заказать, а другие ждут, пока у них будут заказы.

Конечно, на первом этапе нужна поддержка, и она, я уже говорил, осуществляется с помощью различных грантов, льгот и так далее. Там деньги – не помню, сколько, но приличные: по-моему, на несколько лет где-то 37 миллиардов в целом выделяется на эти цели по разным каналам.

По поводу инвестиционного налогового вычета – можно поговорить. Я думаю, что Минфин с ума не сойдёт. Здесь не такие уж большие деньги, тем более что здесь налоговой вычет – пока потерь-то никаких не будет, потому что инвестиций нет. Пока инвестиций нет, там нечего считать недополученные деньги в бюджет, потому что их просто пока не существует. А если дать какие-то льготы, отрасль раскрутится – потом можно получать с неё доходы в бюджет. Поэтому с Правительством обязательно поговорим. Идея Ваша абсолютно правильная.

Вы как это делаете, на какой базе – за собственные деньги или как? Кто это делает, на какие средства?

О.Тарасова: Мы некоммерческий проект. Совместно с нашей командой в свободное от работы время, вместе с нашими волонтёрами, ребятами, членами нашего общества. Мы делали объявление о том, что у нас есть такая возможность – поработать в таком большом федеральном проекте. Ребята откликаются и тоже занимаются мониторингом и поиском, а мы занимаемся экспертизой и проверкой документации и после этого заносим её в наш реестр.

В.Путин: Здорово. Это очень благородно и очень полезно.

Вам, может быть, какая-то нужна помощь и поддержка?

О.Тарасова: Владимир Владимирович, самое главное, если Вы скажете: «Покупайте российские товары». Это самое важное.

В.Путин: Я всегда об этом говорю. Повторяю ещё раз: покупайте российские товары.

Спасибо.

О.Тарасова: Спасибо.

В.Путин: Я пометил насчёт инвестналогового вычета.

Пожалуйста.

А.Залавская: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Александра Залавская, я аспирант Донецкой академии управления и государственной службы при Главе Донецкой Народной Республики.

Прежде всего хотелось бы от всей души выразить Вам слова благодарности за то внимание и помощь, которую Вы оказываете жителям республики, в том числе за решение о демобилизации студентов и аспирантов дневной формы обучения.

Если коллеги ранее говорили о научном приборостроении, я бы хотела рассказать о научно-образовательной среде республики в рамках интеграции в Российскую Федерацию.

Сегодня в республике действуют 29 диссертационных советов по 56 научным специальностям, в которых защищено более 600 диссертаций.

Издаются научные журналы, включённые в перечень ВАК ДНР, однако в России имеется свой перечень рецензируемых изданий. Сейчас остро стоит вопрос о возможности включения республиканских журналов в перечень ВАК Российской Федерации. Возможна ли упрощённая процедура получения республиканскими журналами статуса изданий, входящих в перечень ВАК Российской Федерации?

Также в своей работе образовательные учреждения столкнулись со следующей проблемой: с 26 мая 2000 года действует соглашение между Правительством Российской Федерации и кабинетом министров Украины о взаимном признании и эквивалентности дипломов об образовании и учёных званиях. Однако все дипломы, выданные в период с 1991 года по 2000-й, не признаются в России и подлежат процедуре нострификации.

В.Путин: С какого года?

А.Залавская: С 1991 по 2000-й.

Можно ли упростить данную процедуру для граждан республики, имеющих такие дипломы, выданные в обозначенный период?

И в завершение хотелось бы услышать от Вас, какой период предусматривается для завершения интеграции в научное и образовательное пространство республики в Российскую Федерацию.

Спасибо.

В.Путин: Я с последнего начну. Что касается периода завершения, то он, конечно, будет зависеть от темпов, которыми мы будем двигаться. Чем быстрее – тем лучше.

Теперь по поводу признания документов. Мне кажется, что уже было принято недавно решение, что все дипломы, документы об образовании в ЛНР, ДНР, на других территориях, вошедших в состав России, они признаются у нас. Если там есть то, о чём Вы сказали, – с 1991 по 2000 год это исключение, – я сейчас не буду Вам говорить окончательного решения, но я согласен с тем, что в отношении граждан России, которые проживают на этих территориях, конечно, нужно такое решение принять, я пометил.

Просто, честно говоря, для меня это неожиданно, поскольку считал, что достаточно решений, которые были уже приняты. Если их недостаточно, мы поправим это. Нужно, чтобы люди нормально жили, чтобы у них не возникало проблем в связи с тем, что они пришли и проголосовали за то, чтобы войти в состав Российской Федерации.

Вам, наверное, лучше известно, насколько я себе представляю, на всех этих территориях существует проблема достаточно сложного состояния инфраструктуры – это состояние зданий, сооружений, той же самой приборной базы и так далее. По предварительным подсчётам, на это потребуется несколько десятков миллиардов рублей, где-то 37, по-моему, миллиардов. Эти средства будут предусмотрены, и мы будем всё это на плановой основе стабильно делать.

Но другая очень важная тема в этой связи – это интеграция на деле во всё научно-образовательное пространство России. Это значит, что Вы и Ваши коллеги, так же как Вы сейчас участвуете в Конгрессе молодых учёных в «Сириусе» в Сочи, должны работать не только на этой, а на всех других площадках, которые востребованы, которые интересны для вас. И мы будем настраивать на это Министерство образования и науки, Академию наук, с тем чтобы привлекали вас ко всем мероприятиям подобного рода.

Что касается академий и преподавателей высшей школы, то здесь есть вопросы, связанные с тем, чтобы на всех на них, в том числе и на Вас, распространялись те стандарты и льготы, которыми пользуются ваши российские коллеги. Я имею в виду и членов академий наук, различных академий на Украине, тех граждан, которые проживают на территории Донецкой и Луганской областей и двух других – Запорожской и Херсонской. Это касается всей социальной составляющей. Мы обязательно примем все решения по этим вопросам.

Но есть ещё один аспект, связанный с Херсоном. Там, по-моему, четыре вуза было, они переехали с правого берега на левый – в Геническ и ещё какой-то город там есть, – и мы обязательно должны сделать всё, для того чтобы студенты продолжали образование. И многие из них продолжают в очно-заочной форме сейчас, нужно создать для них условия соответствующие. Это, конечно, будет сделано, так же как и для профессорско-преподавательского состава этих вузов. Обязательно этим будем заниматься в плановом режиме, без всякой суеты, но мы это сделаем.

Что касается демобилизации студентов, аспирантов и тех, кто в магистратуре учится, то (у нас сегодня 1 декабря) сегодня она должна, по плану, закончиться. Надеюсь, что так оно и есть.

А.Залавская: Спасибо большое.

В.Фёдорова: Добрый день, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте.

В.Фёдорова: Фёдорова Валерия, заведующая кафедрой экологии и безопасности жизнедеятельности. Представляю Донбасский государственный технический институт, Луганская Народная Республика, город Алчевск.

Моя тематика также будет связана с интеграцией, но вначале хотелось бы искренне выразить свою благодарность за ту колоссальную помощь и поддержку, которую Вы оказываете нашим республикам уже в течение восьми с половиной лет. Также за оказанную возможность побывать здесь, поучаствовать в Конгрессе молодых учёных и познакомиться с одарёнными интеллектуалами из различных уголков нашей необъятной Родины.

Уважаемый Владимир Владимирович, общеизвестно, что в Российской Федерации широко развита государственная поддержка молодых учёных, которая проявляется в виде грантов и стипендий, направленных на обеспечение проведения научных исследований. Грантовая поддержка научных исследований и инициатив молодых учёных является важной частью в стимулировании развития науки.

После вхождения в состав Российской Федерации новых территорий, конечно же, усилился процесс интеграции учебных заведений в российское образовательное пространство. Однако наши вузы столкнулись с тем, что они не могут принимать участие в грантовой поддержке в качестве самостоятельного юридического лица.

В связи с этим возникает вопрос. Возможно ли включить вузы, которые находятся на новых территориях России, в программу с грантовой поддержкой? Будет ли рассматриваться вопрос о создании отдельных программ развития науки в Луганской и Донецкой народных республиках, а также в Запорожской и Херсонской областях? Спасибо большое.

В.Путин: Я думаю, что для всех здесь присутствующих становится понятно, почему мы поддерживали и в конце концов пошли на признание и принятие в состав Российской Федерации Донецкой и Луганской республик, потом ещё двух территорий. Если посмотреть на молодых девушек: чем Фёдорова, проживающая в Луганской Республике, отличается от таких же Фёдоровых где-нибудь в Новосибирске, в Петербурге или в Москве? Ничем. Это наши люди.

Поэтому, конечно, мы должны сделать всё, для того чтобы их поддержать, в том числе и науку с помощью грантовой поддержки. Конечно, мы примем такое решение. Обязательно. Здесь вопросов нет.

Я уже сказал по поводу того, что в целом нужно уделить внимание прежде всего инфраструктуре. Я не знаю, вам виднее, я не был в этом университете. Это университет, да? Луганский университет?

В.Фёдорова: Донбасский государственный технический институт.

В.Путин: Как мне докладывали, там нужно прежде всего уделить внимание инфраструктуре. Мы будем это делать. Просто заранее не предусматривалось. Предусмотрим. Будем выделять соответствующие ресурсы, для того чтобы всё привести в порядок. Но, конечно, нужно будет сделать так, чтобы обеспечить нормальное функционирование и учебного процесса, и научной составляющей высших учебных заведений.

Вы сказали про гранты – точно распространим. Но там не только это. Я уже, отвечая Вашей коллеге, говорил о том, что там много других вещей, которые нужно будет сделать и принять, и прежде всего это касается всех составляющих, связанных с теми инструментами поддержки образования и науки, которые в последние годы были созданы в Российской Федерации. Это приравнивание уровня доходов профессорско-преподавательского состава к 200 процентам среднего дохода по региону и так далее – там много всяких составляющих. По всем этим направлениям будем работать, и все необходимые решения будут приняты.

В.Фёдорова: Спасибо Вам огромное.

А.Ковалёв: Владимир Владимирович, добрый день!

Меня зовут Ковалёв Артём. Я представляю факультет психологии Московского университета и, может быть, частично хотел бы продолжить тему интеграции, потому что в этом году МГУ стал побратимом Донецкого национального университета.

В.Путин: У нас, по-моему, несколько десятков университетов и высших учебных заведений, которые стали партнёрами соответствующих учебных заведений на территории новых субъектов Федерации.

А.Ковалёв: Когда мы впервые встретились с коллегами – психологами из Донецка, мы зафиксировали, мне кажется, два очень важных момента.

Первый – у нас общая история. Если заглянуть в эту историю, то можно увидеть, что психология как наука и практика всегда стояла на службе государственных задач. Например, в годы Великой Отечественной войны специалисты по зрительному восприятию занимались маскировкой зданий Ленинграда и Москвы, например Кремля, Большого театра. Нейропсихологи восстанавливали утраченные высшие психические функции: память, внимание, мышление, речь у раненых бойцов. В послевоенные годы психологи сопровождали пилотируемые космические полёты, занимались организацией труда на производствах.

А второе – в 90-е немножко связь между целой отраслью нашей психологической и вот этими государственными задачами, она оказалась тоньше. И самое страшное, что под видом психологической помощи разные шаманы, гадалки, экстрасенсы стали продвигать свои псевдопсихологические услуги.

Сейчас, в период после пандемии, в период проведения специальной военной операции крайне важно, чтобы профессиональные специалисты-психологи занимались такими проблемами, как посттравматическое стрессовое расстройство у военнослужащих, оказывали квалифицированную психологическую помощь их жёнам, членам их семей, работали с беженцами, особенно детьми, в пунктах временного размещения.

Поэтому я предлагаю начать такую системную работу по привлечению квалифицированных психологов-специалистов к решению этих задач во всех ведомствах, учреждениях, агентствах. И, может быть, в качестве научно-методического сопровождения такой работы выступили бы профильные междисциплинарные НИОКР-программы по таким сложным проблемам, как, например, посттравматическое стрессовое расстройство.

И для того, чтобы зафиксировать и, может быть, поднять значимость психологической работы, Владимир Владимирович, я бы ещё хотел предложить сделать наш профессиональный день. Мы недавно совсем, 22 ноября, как День образования Российского психологического общества отмечали. Мне кажется, такие меры позволили бы улучшить психологическое благополучие населения нашей страны. Спасибо.

В.Путин: Ещё раз про 22 ноября, что там такое было?

А.Ковалёв: Сделать день психолога, наш профессиональный день.

В.Путин: Ага, а 22 ноября, Вы сказали, что тоже отмечается? Что это?

А.Ковалёв: Да, мы традиционно отмечаем этот день, потому что это как раз День образования Российского психологического общества, которое стало правопреемником Общества психологов СССР.

В.Путин: Понятно. Здесь ничего обещать не буду, но обязательно поручу Администрации это проработать, сто процентов.

Что касается расширения или более широкого привлечения специалистов сегодня для решения тех задач, которым Вы свою жизнь посвятили, это правильно. Это не связано только со специальной военной операцией, нет.

Дело в том, что ещё в прошлом году, по-моему, ВЦИОМ проводил социологическое обследование и вот к какому выводу пришёл: 15 процентов жителей страны нуждаются в психологической помощи, а среди молодых людей – 35 процентов. Это результаты опроса.

Поэтому, конечно, нужно признать, что у нас эти службы соответствующим образом пока не востребованы, то есть они востребованы, но не развиваются нужным образом. Происходит это из-за того, что государство на всех уровнях, даже на муниципальном, потом на государственном, региональном и федеральном, должного внимания, к сожалению, пока этому не уделяет, напрасно. Особенно сегодня, Вы правы, сегодня это тем более востребовано.

Я, знаете, что подумал – попрошу Председателя Правительства на Координационной комиссии, которую мы создали недавно для решения определённых известных задач, рассмотреть и этот вопрос. Потому что, скажем, в МЧС достаточно эффективно и на постоянной основе пользуются услугами психологов. Почему? Потому что там очевидно востребована эта помощь, таких специалистов, как Вы. Но, судя по опросам, о которых я сейчас сказал, это нужно шире распространить, на всю страну. Обязательно этим позанимаемся.

А.Ковалёв: Спасибо большое.

В.Путин: Вам удачи. Спасибо, что подняли этот вопрос.

Пожалуйста.

Д.Чебров: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Данила Чебров, я директор Камчатского филиала геофизической службы РАН.

Если кратко, мы занимаемся изучением землетрясений, вулканов и цунами. Помимо всего прочего мы ещё исполняем наши обязанности в рамках РСЧС по предупреждению этих событий, ведём службу предупреждения о цунами, службу срочных донесений и, по мере возможностей, занимаемся прогнозом.

В этом году на Камчатке прошло первое в России мероприятие – спутник Конгресса молодых учёных. Регион сформулировал шесть важнейших тем для Камчатки, две из них пересекались с моей деятельностью – то, что касается опасности вулканов и цунами. Я был научным куратором в теме «Цунами».

Некоторые направления, которые там наметились в этом году, уже сейчас начинают реализовываться группами единомышленников. По некоторым можно использовать существующие финансовые инструменты. Но есть одна часть, которая объединяет и вулканы, и цунами, – эти темы, которые были подняты, – где нам не справиться без внимания государства. Я говорю о системе наблюдений, то, что называется Федеральной системой сейсмологических наблюдений, её основа – сейсмическая сеть, её поддерживает Единая геофизическая служба, ну а я отвечаю за камчатский сегмент.

В современных условиях нас хватает максимум на то, чтобы поддерживать эту систему, не давать ей упасть. Конечно, мы не сдаёмся, мы всё равно запускаем совершенно новаторские работы.

Например, очень смелый эксперимент совместно с Южным федеральным университетом – на стыке сейсмологии и нейробиологии. Мне было очень приятно здесь встретить коллегу как раз из Южного федерального университета.

Тем не менее система давно не модернизировалась. Отставание от ведущих держав по оснащённости – буквально два порядка. То есть это ограничивает в науке, ограничивает, в общем-то, и системы безопасности, все эти практические вопросы тоже. Сейсмическая сеть – это, по сути, установка класса «мегасайенс». Даже сегмент на Камчатке – это огромный масштаб, государственная задача. Владимир Владимирович, прошу Вас обратить внимание на эту проблему. Развитие системы наблюдения в науках о Земле – это основа, это данные, которые можно получить и интерпретировать.

Допустим, сейчас намечается интенсивное развитие территорий на Камчатке, развивается туризм. На мой взгляд, не уделено достаточно внимания опасности вулканов для этих туристов, которых туда собираются привезти и водить по вулканам.

Какие тут могут быть механизмы решения? Конечно, можно говорить о межведомственной программе, ведь нашими результатами на постоянной основе пользуются и МЧС, и Министерство обороны например. Вероятно, было бы неплохо поговорить о некоем федеральном проекте, например, «Камчатка – мегалаборатория». Это тоже было бы замечательно.

Но есть ещё такая идея: почему бы не привлечь госкорпорации, ведущие деятельность на территории России, поучаствовать в сейсмическом мониторинге, поучаствовать в задачах, связанных с безопасностью от редких, но очень опасных явлений, таких как землетрясение, цунами, извержение вулканов, что могло бы в принципе засчитываться им как выполнение НИОКР. Такие идеи. Спасибо.

В.Путин: Во-первых, хочу сказать, что сама по себе идея конгрессов-спутников, она очень правильная и хорошая, и мы постараемся поддержать эту идею. Сейчас реализуется два таких проекта: на Ямале, по-моему, где-то на Севере тоже, и у вас на Камчатке.

Привлечь какие-то крупные компании для софинансирования – надо понять просто, кто в этом заинтересован.

Д.Чебров: У меня самый простой пример. У нас структуры «Норникеля» собираются строить парк «Три вулкана», например. Им нужно знать, какие будут?

В.Путин: С Владимиром Олеговичем Потаниным нужно поговорить. Он человек такой, реально прогрессивный, он сможет включиться.

Д.Чебров: Потом, есть добывающие компании, а вопросами, например, техногенной сейсмичности в сейсмоактивном регионе они тоже почему-то не хотят озаботиться. У нас всё-таки добывается золото, например.

В.Путин: Да, согласен. Я понял. Спасибо за наводку. Я с коллегами обязательно поговорю.

Нет, это правда, Вы правы. Просто к ним же не обращался никто.

Д.Чебров: Почему? Не скажите. Я, конечно, пытался предложить свои услуги.

В.Путин: Я понимаю. (Смех.)

Д.Чебров: Но этого было маловато.

В.Путин: Очень большие начальники.

Но тем не менее мы поговорим с ними, пообщаемся на эту тему. Уверен, реакция будет. Это первое.

Второе. И со стороны государства, конеч


ЖuвЪ только тотЪ,кто сегодня лучше чемЪ вчера, чтобЪ завтра стать совершеннеŭ u совершuннеŭ, чемЪ сегодня
 
ОтТоДата: Понедельник, 12.12.2022, 13:11 | Сообщение # 32
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 6352
Статус: Offline
продолженiе,начало вЪс.№30
---------------------------------------------------------------------------------------------

П.Орехов: Добрый день, Владимир Владимирович.

Как раз с приветом с Ямала. Меня зовут Павел.

В.Путин: У вас тоже такой конгресс есть, проводится? Конгресс-спутник?

П.Орехов: Да, совершенно верно.

Меня зовут Павел Орехов, Арктический научный стационар Института экологии растений и животных, город Лабытнанги, Ямало-Ненецкий автономный округ.

Как раз по итогам первого прошедшего Конгресса молодых учёных наш округ выступил с инициативой проведения мероприятия-спутника, на котором регион выступил в качестве заказчика разработки комплекса мер для решения тех проблем, которые наиболее остро стоят перед округом.

Команда, отработавшая мероприятие-спутник, состояла из 82 экспертов по разным направлениям. Большая часть была приглашённых экспертов, не только внутренних. И были проведены проектные сессии по выработке решений тех проблем, которые наиболее остры для округа.

Направлений сложилось четыре: это минимизация рисков для инфраструктуры в условиях потепления климата и изменения мерзлотных условий, это развитие северного оленеводства, разработка технологий утилизации буровых шламов в Арктике и восстановление популяции ценных видов сиговых рыб.

В.Путин: Муксун, нельма.

П.Орехов: Совершенно верно.

В.Путин: Вкуснее ничего не бывает.

П.Орехов: К сожалению, сейчас вот именно с этим вопросом наибольшая проблема. Несмотря на то что…

В.Путин: Может быть, их и есть-то нельзя, запрещено?

П.Орехов: С 2014 года полностью запрещён вылов в связи с катастрофической ситуацией с природной популяцией.

Сейчас предпринимаются попытки эту ситуацию исправить, но удаётся теми мерами, которые сейчас принимаются, только её поддержать. Увеличения не происходит, а происходит всё же пусть не такое сильное, но уверенное снижение численности.

Эти виды очень важны для коренных малочисленных народов, потому что это обусловлено и физиологией питания в условиях Севера, и традициями. Наряду с олениной эта рыба является одним из основных продуктов.

В.Путин: Это очень жирная рыба, да?

П.Орехов: Она жирная, по содержанию ненасыщенных жирных кислот она на одном из первых мест, что важно для обмена веществ в условиях холодного климата. Плюс эти виды, именно ценные виды сиговых рыб, в меньшей степени подвержены паразитозам, из-за чего они в большей степени используются в пищу.

Экспертная группа, отработав эту проблему, выработала комплекс мер по восстановлению этой популяции. Но есть ряд нормативно-правовых актов, которые в некоторой степени сейчас препятствуют использованию более эффективных технологий рыбовосстановления.

В.Путин: Какие?

П.Орехов: Это ряд приказов Росрыболовства. Там, знаете, как говорят, дьявол кроется в деталях. То есть те небольшие фрагменты в контрольных таблицах, где предусматривается выпуск молоди, например, регламентирован выпуск только полутораграммовой молоди.

В.Путин: Что?

П.Орехов: При выпуске молоди сиговых рыб должна быть использована навеска 1,5 грамма, то есть это вес молоди. При этом есть гораздо более эффективные технологии, которые уже подтверждены практикой, не одним годом практики. Это и ступенчатый выпуск, выпуск молоди гораздо больших навесок – порядка 11 граммов, до 20 граммов. Но на такие выпуски не разработана система коэффициентов промыслового возврата. И поэтому тем предприятиям, которые осуществляют рыбовосстановление в рамках компенсационных мероприятий, – из той серии, что, если испортил природу, будь любезен восстановить, – им гораздо проще и дешевле купить ту мелкую навеску, которая регламентирована у нас.

А часто за счёт формулировки, что зарыбление может осуществляться породами сиговых, – то есть не звучит именно, что это муксун и нельма, – конечно, легче купить пелядь, которая намного дешевле, но которая, к сожалению или к счастью, в восстановлении не нуждается.

Таким образом, из таких мелочей складывается картина, что возникают сложности, а популяция деградирует, и если не принять какой-то комплекс мер, то, соответственно, мы её можем утратить уже в ближайшие два-три года.

С нашей стороны сейчас выдвинуто предложение о создании комплексной программы, в которой должны быть задействованы и академическая наука, и отраслевые рыбохозяйственные институты, и рыбоохрана, и в том числе регионы Российской Федерации. Это, получается, три региона, потому что муксун на своём жизненном пути проходит территорию Ямало-Ненецкого округа, Ханты-Мансийского округа и вплоть до Томской области доходит.

Для того чтобы эта программа была эффективна, мы просим проработать вопрос о возможности внесения поправок в нормативные документы, чтобы обеспечить эффективность исполнения программы по восстановлению этих ценных видов сигов.

В.Путин: Павел Тимофеевич, это, конечно, очень специальный вопрос.

П.Орехов: Безусловно.

В.Путин: Мне трудно определить, как там нужно мальков выпускать, – весом 0,5 грамма либо 1,5 грамма. Здесь нужна специальная подготовка, знания и так далее.

У меня есть предложение. Вы напишите поручение Илье Васильевичу Шестакову так, как Вы его видите: проработать то-то, то-то, то-то, – а я его подпишу.

П.Орехов: Понял. Спасибо большое.

В.Путин: Договорились, ладно?

П.Орехов: Спасибо.

В.Путин: Илья Васильевич точно проработает, Росрыболовство.

П.Орехов: Спасибо большое.

В.Путин: Надеюсь, это решение будет найдено. Потому что вопрос только чисто бюрократический, насколько я понимаю, – не разработаны какие-то технические детали, поэтому по старинке требования предъявляются к тем, кто должен заниматься разведением.

П.Орехов: Проработка технических деталей требует постановки специальных научных исследований. Но это время, а этого времени у нас, к сожалению, сейчас нет – мы можем утратить эти породы рыб как биологический вид.

В.Путин: Договорились. Напишите, пожалуйста, ладно?

П.Орехов: Спасибо.

В.Путин: Есть.

Пожалуйста.

А.Бровин: Владимир Владимирович, добрый день!

В.Путин: Добрый.

А.Бровин: Разрешите продолжить тематику нормативных документов, но уже в области экспериментальной медицины.

Меня зовут Бровин Андрей, я являюсь аспирантом университета «Сириус», младшим научным сотрудником направления «Генная терапия», и здесь я занимаюсь разработкой методов доставки крупных генов для терапии разных вариантов наследственной слепоты. Ранее данные заболевания считались неизлечимыми, однако прорывные достижения в области современной генетики и биотехнологий дают шанс даже таким тяжёлым больным уже сегодня.

Наибольших успехов в данной области смогли добиться наши коллеги за рубежом.

В.Путин: Похоже на фантастику: тем, кто не занимается этой сферой, кажется, что это фантастика. То есть речь идёт о слепых с детства фактически, да?

А.Бровин: Ну, там прогрессирующие синдромы, которые заложены на уровне самой генетики исходно.

В.Путин: То есть это неизбежная слепота.

А.Бровин: Да, неизбежная. Но тем не менее шанс хотя бы чуть-чуть восстановить…

В.Путин: Андрей Николаевич работает над тем, чтобы эту безнадёгу, запрограммированную природой, исправить. Да?

А.Бровин: Да, безусловно. Как раз продолжу дальше про те самые меры, которые нужно предпринять.

За рубежом уже применяются десятки новых генотерапевтических препаратов, и во многом это возможно благодаря специальным нормативным документам, разрешающим применение экспериментальных наработок для терапий наследственных заболеваний. Далее эти препараты применяются в специальных университетских клиниках, где пациент находится под присмотром врачей-генетиков и учёных-биологов. Такой подход уже помог спасти жизни многим тяжёлым больным.

Мы надеемся повторить похожий опыт в наших условиях, тем более что уже сейчас у нас есть для этого несколько площадок. Одной, как Вы уже убедились, является «Сириус», второй – Центр Дмитрия Рогачёва, где мы можем произвести подобные наработки, но пока не можем их применить, поскольку текущее законодательство Российской Федерации разрешает применение лекарств из субстанций, полученных только промышленным способом, что несоизмеримо с масштабом почти индивидуальных генетических мутаций.

Поэтому мы просим Вас поручить разработать нормативные документы, разрешающие применение препаратов передовой терапии для пациентов, не имеющих альтернативных методов лечения. Начать подобные изменения можно с федеральной территории «Сириус», поскольку здесь для этого сформированы максимально благоприятные условия в виде экспериментального правового регулирования, уже нескольких наработанных препаратов и перспективы строительства университетской клиники, и далее зафиксировать результат можно на уровне национального законодательства.

Спасибо.

В.Путин: То есть речь идёт об экспериментальном правовом режиме?

А.Бровин: Да, экспериментальном разрешении наработки в малых объёмах для лечения пока конкретных пациентов, имеющих те самые…

В.Путин: На первый взгляд мне кажется, что это надо сделать. Я, конечно, не могу принять прямо сейчас окончательное решение. Но не понимаю, почему должны быть такие ограничения, связанные с массовым промышленным производством, если массового производства и быть не может: речь идёт о единичных случаях, конечно. Сколько у нас людей, которые страдают подобными недугами, – я не знаю, наверное, не так много. Для этого нет необходимости и невозможно развернуть массовое промышленное производство.

С Татьяной Алексеевной Голиковой обязательно переговорю. Надеюсь, она поддержит.

А.Бровин: Спасибо.

В.Путин: Здесь с руководством «Сириуса» поговорим, конечно, с Правительством, с Минздравом. Я думаю, что это можно решить. Решим.

А.Бровин: Спасибо.

А.Иванов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Андрей Иванов, директор Иркутского института химии Сибирского отделения РАН.

Я хотел бы перевести разговор в тему обеспечения технологического суверенитета страны.

Сейчас химическая и смежные отрасли страдают от отсутствия достаточно значительного количества базовых химических реагентов, которые находятся в санкционных списках почти все. Очень многие, к сожалению, пока не производятся в стране.

По тем позициям, которые страна потребляет в год десятками, сотнями тысяч тонн, у Минпромторга уже есть достаточно понятные решения этого вопроса. Например, наш институт является участником проекта создания Федерального центра химии в городе Усолье-Сибирском. Вы, конечно, знаете об этом городе, там под Вашим контролем ликвидируется накопленный экологический ущерб и одновременно создаётся новое экономическое ядро, нацеленное на безопасное, экологичное производство востребованной химии.

Но при этом есть такой сегмент, он называется «микротоннажная химия» – это огромная номенклатура, несколько десятков тысяч соединений, которых страна потребляет порядка ста килограммов в год, нескольких тонн в год. Драма заключается в том, что это совершенно экономически невыгодный сегмент, то есть нельзя построить бизнес в этом сегменте. Поэтому он никем не производится, всегда завозился, но он критичен для многих отраслей при этом.

С другой стороны, у большинства химических институтов и университетов есть своя опытная база и соответствующие компетенции для «пилотирования», для наработок небольших партий, и мы их используем. Опять же, наш пример: мы в своё время разработали оригинальный пластификатор ядерного топлива, и с тех пор мы каждый год по 15 тонн производим сами, и это закрывает полностью потребности атомной промышленности Российской Федерации, этого достаточно.

Моё предложение заключается в том, что, по сути, вот такая экспериментальная база при должном подходе может быть использована для того, чтобы полностью решить проблему страны с микротоннажной химией.

Понятно, что это потребует некоторой доукомплектации, но это очень легко вписывается в рамки задач нацпроекта «Наука и университеты». А реализовать это можно было бы, например, в виде такой адресной субсидии, когда организация согласует с Минпромторгом, за какие позиции из списка критических компонентов мы готовы взять ответственность. Мы получаем адресный грант, который идёт на доукомплектование оборудования. Допустим, через год мы запускаем производство, причём реализуем исключительно по себестоимости, не менее чем десять лет, и в объёмах не меньше, чем нужно Российской Федерации.

Мне кажется, что это была бы замечательная мобилизационная помощь от науки всей стране в этой ситуации, причём заодно это привело бы к развитию самих организаций, их инфраструктуры. Это выглядит как пакетное решение, потому что точно так же, как химики, могут реализоваться приборостроители, физики и так далее.

Параллельно очень важно, что, по сути, эта база – универсальная, это же гибкие схемы. Соответственно, помимо импортозамещения мы на этом же оборудовании могли бы «пилотировать» в дальнейшем какие-то новые, наши, уже отечественные, совершенно оригинальные разработки.

В общем, предложение – поддержать такую инициативу, потому что она в принципе понятным образом может быть реализована.

Спасибо.

В.Путин: Андрей Викторович, ясно, что Ваше предложение продиктовано сегодняшней ситуацией. Да и раньше, я думаю, было много вопросов по этому направлению, по реагентам, а сейчас их стало ещё больше. Поэтому обязательно такое поручение Минпромторгу и Министерству науки и высшего образования я сформулирую, и, надеюсь, мы найдём решение. Не думаю, что там нужна какая-то колоссальная субсидия, для того чтобы организовать работу по микротоннажной химии как минимум. Поработаем.

А.Иванов: Спасибо.

И.Позняк: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Меня зовут Игорь Позняк, я работаю в «Росатоме».

«Росатом» принимает активное участие в создании научных центров по всей стране. Это и [Национальный] центр физики и математики в Сарове, центр термоядерных технологий ТРИНИТИ в Троицке, в Новой Москве, где я работаю, строящийся реактор на быстрых нейтронах в Ульяновской области, в Димитровграде, и СКИФ – ускорительный синхротронный комплекс в Новосибирской области.

В этом году мы столкнулись с новыми вызовами, связанными в том числе с ограничениями для наших учёных при участии в международных исследованиях. В этой ситуации развитие научных центров должно быть особым приоритетом научно-технологической политики, подобно программам импортозамещения, существующим в других сферах экономики.

Для предотвращения оттока ценных кадров, привлечения новых специалистов, их обучения считаю крайне важным разработать программу ускоренного развития российских научных центров на базе имеющейся и строящейся инфраструктуры установок класса «мегасайенс». Отдельным пунктом в этой программе предусмотреть создание учебно-производственных центров, на базе которых студенты – а в будущем это инженеры и физики-экспериментаторы – смогут получить опыт практической работы руками, а молодые учёные смогут получить возможность для создания прототипов своих разработок с целью их последующего внедрения. Без этого сложно говорить о коммерциализации результатов научной деятельности в области точных инженерных наук.

В качестве примера могу привести проект дизельного аксиального двигателя для легкомоторной авиации, БПЛА, который я с коллегами разрабатываю в течение нескольких лет. И это не просто импортозамещающая, это опережающая современный уровень техники разработка. Однако создание индустриального прототипа затруднено тем, что инвесторы не готовы вкладываться в проект на раннем этапе развития. И здесь не обойтись без государственной поддержки в виде тех же, например, инженерно-учебных центов, учебно-производственных центров, о которых я сказал.

Спасибо.

В.Путин: Да, это, по сути, венчурные вложения. А будущие заказчики, конечно, не готовы, наверное.

У меня к Вам просьба, так же как к Павлу Тимофеевичу: набросайте, пожалуйста, Ваши предложения, через руководство «Сириуса» передайте мне, мы посмотрим. Хотя если Вы Лихачёву передадите, мы с ним пообсуждаем, тоже будет нормально. Или Вам до него не добраться, он большой начальник?

И.Позняк: Нет, мы встречались с ним этим летом на награждении «Человек года «Росатома».

В.Путин: Летом встречались. До следующего лета не будем ждать. Вы сейчас, действительно, подготовьте это и отдайте здесь, пока Вы на конгрессе находитесь.

И.Позняк: Хорошо, спасибо.

С моей стороны ещё хотел бы попросить Вас, наверное, предложить тоже, может быть, Правительству Российской Федерации разработать эту программу ускоренного развития российских научных центров.

В.Путин: Напишите это всё, потому что это хорошее предложение.

И.Позняк: Хорошо.

В.Путин: Я понимаю, где проблема. Надо её раскопать и, действительно, попробовать подтолкнуть эти небольшие венчурные вложения. Со стороны государства они будут востребованы.

Там Минпромторг старается пробивать необходимое финансирование. Я в данном случае готов поддержать, потому что, действительно, очень хороший скачок может получиться. Ладно?

И.Позняк: Да, конечно.

В.Путин: Набросайте здесь, это всего одна страничка. У меня будет просто повод с коллегами поговорить.

И.Позняк: Хорошо, спасибо.

В.Путин: Ладно? Вам много времени нужно для того, чтобы это всё зафиксировать?

И.Позняк: Постараемся в ближайшую неделю проработать.

В.Путин: Ладно – неделю! Сегодня-завтра сделайте.

И.Позняк: Хорошо, ночь длинная.

В.Путин: По одной букве в день будете писать, что ли?

И.Позняк: Спасибо.

В.Путин: Сегодня-завтра сделайте, пожалуйста, передайте Елене Владимировне всё.

И.Позняк: Да, хорошо.

В.Путин: Спасибо большое.

И.Позняк: Спасибо.

О.Москалюк: Владимир Владимирович, добрый день!

Ольга Москалюк. Я хочу в продолжение слов своего коллеги озвучить предложение по масштабированию тех процессов и инструментов, которые есть для развития высокотехнологичных проектов.

Я работаю в университете Иммануила Канта заведующей лабораторией полимерных и композиционных материалов НОЦ рентгеновской оптики для установок «мегасайенс», а также являюсь доцентом кафедры инженерного материаловедения и метрологии университета «Промтехдизайн».

Помимо научной и педагогической деятельности со своими студентами я создала десять стартапов в области «умных» материалов, «умного» текстиля.

В.Путин: Вы в Калининграде работаете?

О.Москалюк: Да, в Калининграде.

Вот эти ткани, которые мы создали, – это «умный» текстиль, – они являются наукоёмкими высокотехнологичными продуктами. За счёт того, что мы смогли выстроить партнёрские отношения и нашли команду, именно компанию – российского производителя углеродных нанотрубок (в своё время в эту компанию инвестировало «Роснано», а сегодня это, в принципе, мировой лидер по производству углеродных наноматериалов), а также наши стартапы получили поддержку Фонда инфраструктурных и образовательных программ (Фонд инвестировал в наши проекты около 15 миллионов за последние пять лет), мы смогли нашу лабораторную технологию довести до промышленной, и она заинтересовала частного инвестора. Как раз в Калининградской области в этом году состоялось открытие завода с использованием нашей технологии. Таких проектов и разработок в университетах очень много, в том числе в которых я работаю, в Калининграде и Санкт-Петербурге.

В рамках даже этого конгресса на выставке мы представляем наши разработки – антибактериальные, самоочищающиеся ткани, а также образцы изделий с функцией подогрева, которые обеспечивают комфортные условия работы и жизни в экстремальных условиях пониженных температур, например Арктики и Крайнего Севера.

Мы научной командой стремимся к тому, чтобы эти разработки вышли из лабораторий в реальную жизнь, стали реальными компаниями с реальными полезными продуктами.

Сегодня видно, что большую часть именно инвестиционной поддержки проекты находят, если они являются IT-проектами, в то время как наукоёмкие и высокотехнологичные проекты остаются в тени. Кроме того, сегодня «Роснано» тоже находится не в лучшем положении, есть опасения, что в принципе технологические стартапы могут остаться без должной поддержки.

При этом в рамках конгресса сегодня обсуждается развитие платформы университетского технологического предпринимательства, что будет способствовать формированию именно наукоёмких стартапов гораздо больше.

Мне бы хотелось, чтобы, используя тот опыт, который у нас сегодня есть, можно было его масштабировать и дать возможность как можно больше молодым учёным, студентам создавать свои стартапы и доводить их до уровня завода и своей компании.

В связи с чем у меня предложение – рассмотреть варианты масштабирования, увеличения инвестиционных проектов поддержки высокотехнологичных проектов для молодых учёных и студентов, как это сделано с развитой сетью научных грантов, поскольку я считаю, что именно такие инвестиции и, главное, их грамотное сопровождение помогли нам за пять лет дойти от научной лаборатории до завода.

Спасибо большое.

В.Путин: Да, но вот фонд наш, фонд научный основной, он имеет право, уже такое право ему предоставлено, давать такие гранты, в том числе и в области прикладных исследований, а не только в области фундаментальных. Поэтому можно по этому пути пойти, я подскажу Андрею Александровичу Фурсенко, чтобы он обратил внимание. Очень интересно, очень востребовано. Но там только есть одно условие: привлекать так называемого заказчика, будущую компанию, которая будет использовать эти наработки, с тем чтобы этот будущий заказчик и вложился в конкретную работу, а потом обязательно обеспечил бы рынок сбыта. Вот по этому пути вполне можно идти. Я обязательно Андрея Александровича сориентирую, он с Вами свяжется, найдёт Вас, поговорит.

О.Москалюк: Спасибо большое.

Н.Алтынник: Добрый день.

Алтынник Наталья, Белгородский государственный технологический университет имени Владимира Григорьевича Шухова.

Владимир Владимирович, я учёный в области строительного материаловедения. С 2008 года работаю со школьниками, организовала и провела более 400 мероприятий для детей и подростков в возрасте от 5 до 17 лет по популяризации науки. Эта деятельность вдохновила меня на написание докторской диссертации по направлению «Педагогика». Я являюсь членом Координационного совета по делам молодёжи в научной и образовательной сферах.

Владимир Владимирович, с августа этого года началась работа по созданию научных детских площадок. Основная цель нашего проекта – это разработка и внедрение интерактивных комплексов, в которых ребёнок развивается не только физически, но и познаёт основные, базовые научные принципы. То есть, по сути дела, это интерактивный научный музей под открытым небом, где через игру мы рассказываем ребятам, что такое электричество, как работает аэродинамика, почему дует ветер, из чего формируется звук.

Уже сейчас в инициативе активно принимают участие Центральный аэрогидродинамический институт, Объединённая судостроительная корпорация и объединённый институт атомной энергии. В будущем в наших планах привлечь всех технологических лидеров России и совместно, в соавторстве, разрабатывать научные площадки, показывать ребятам разработки и технологии, чтобы в дальнейшем у ребят возникало чувство гордости и чтобы ребята с уверенностью шли в научные сферы.

Естественно, основная задача – заинтересовать технологиями с самого раннего детства, чтобы ребята, подрастая, шли в научные сферы и в дальнейшем развивали нашу страну.

К слову, каждый элемент научной детской площадки оснащён QR-кодом с контентом. Это статьи, видеоролики, в которых просто и понятным языком объясняют научные явления. Также представлена информация о российских учёных, об их достижениях, об учебных заведениях, высших учебных заведениях, о различных творческих кружках и учреждениях СПО.

Владимир Владимирович, поддержите, пожалуйста, нашу инициативу по распространению нашего проекта на все регионы страны, чтобы научные детские площадки были доступны в каждом субъекте России. Возможно, поручение регионам.

В.Путин: Наталья Игоревна, это происходит уже. Вы, наверное, знаете, что у нас предусмотрено до 2025 года где-то от 35 до 50 таких площадок. Не помню, сколько, но, по-моему, в 30 городах планируется эта работа. Поэтому мы будем это делать и дальше. Это очень хорошая, востребованная и благородная работа.

Вы упомянули о том, что даёте информацию о достижениях отечественной науки. Я думаю, что нужно говорить, конечно, и о советской, и о российской, в целом об истории науки, особенно развития науки в нашей стране, о достижениях наших учёных, о популяризации науки.

У нас многие исследователи пришли как раз после того, как Перельмана почитали. Таких выдающихся популяризаторов науки у нас было всегда много, они талантливые люди, сами учёные, и очень интересно, доходчиво рассказывали молодым, начинающим свой жизненный путь людям о том, что такое наука, насколько это интересно, как она захватывает человека. Это первый шаг к тому, чтобы создавать очень хорошую научную среду.

Создание таких площадок, о которых Вы сказали, – это очень интересное дело. Я Вам обещаю: конечно, мы над этим поработаем в регионах страны и будем расширять, тиражировать то, чем вы занимаетесь.

Н.Алтынник: Благодарю.

В.Путин: Не за что, Вам спасибо большое. Это благородная работа. Я уже несколько раз говорил об этом, не поленюсь, и считаю, что нужно сказать ещё раз: в одну из последних встреч, последнюю, по-моему, мою встречу с Граниным Даниилом Александровичем, он мне говорил: «Вы слишком мало внимания уделяете вопросам популяризации науки, недопустимо, надо работать над этим постоянно». Его критика была правильной. И, к сожалению, до сих пор мы не всё сделали для того, чтобы поставить эту работу на должный уровень. Вот вы как раз и помогаете – Вам спасибо большое.

Н.Звартау: Уважаемый Владимир Владимирович, коллеги!

Звартау Надежда, Национальный медицинский исследовательский центр имени Алмазова, Санкт-Петербург.

Владимир Владимирович, большое спасибо за сегодняшнюю встречу и за возможность поделиться с Вами идеями и предложениями.

Продолжу тему привлечения людей в науку, потому что достижение цели Десятилетия науки и технологий во многом опирается на привлечение талантливой молодёжи, способной к эффективному поиску нестандартных решений.

При этом рядом с нами есть люди, для которых каждый день – это преодоление, которые зачастую имеют иной взгляд на проблему и генерируют инновационные, нестандартные решения. Это лица с ограниченными возможностями здоровья, лица с инвалидностью.

Сегодня помимо специальных проектов во многих государственных и национальных программах – цифровая экономика, культура, туризм, кадры, образование, – есть отдельные мероприятия и целевые показатели для лиц с ограниченными возможностями здоровья. Подчеркну: во многих, но не в двух ключевых программах по науке.

Мы уверены, что раннее активное вовлечение талантливых лиц с ограниченными возможностями здоровья в научно-исследовательскую работу обеспечит их осознанную профориентацию и результативное трудоустройство. Поэтому мы просим Вас поддержать наше предложение о включении различных инклюзивных научно-исследовательских проектов для детей и молодёжи с ограниченными возможностями здоровья в план проведения Десятилетия науки и технологий – либо, может быть, в качестве отдельной инициативы, либо в виде отдельных мероприятий и проектов в рамках уже существующих 18 инициатив.

Со своей стороны мы, несомненно, готовим такие проекты. Например, инициативная группа из участников программы развития кадрового управленческого резерва в области науки, технологий и высшего образования готовит инклюзивное мероприятие для школьников под названием «Технологии без границ», для того чтобы доказать и показать возможность полноценного и плодотворного участия в научных проектах вне зависимости от состояния здоровья по таким ключевым направлениям, как биомедицина, информационные технологии, возобновляемая энергетика, разработка новых материалов и экология.

Мы очень верим, что раннее активное погружение талантливых лиц с ограниченными возможностями здоровья в научное творчество позволит нам вырастить новых гениев, таких как Константин Циолковский, математик Лев Понтрягин, психолог Александр Суворов и многих других.

Большое спасибо.

В.Путин: Надежда Эдвиновна, Вам спасибо большое, потому что даже странно, что у нас в программе Десятилетия науки и технологий, которая возникла тоже по инициативе Ваших коллег год назад, нет ничего, если я Вас правильно понял, что касается вовлечения в научную деятельность людей с ограничениями здоровья.

Вы упомянули Циолковского, это основатель космонавтики, гений, признанный всем миром. С детства утратил слух, но это не помешало ему стать первооткрывателем и гениальным учёным, признанным, повторяю, во всём мире.

Конечно, это не единственный пример, когда люди с ограничениями по здоровью добиваются выдающихся результатов, и, конечно, их таланты востребованы. Поэтому такую подпрограмму или отдельный план работы с такой категорией будущих исследователей в программе Десятилетия науки и технологий, конечно, нужно сделать.

Спасибо Вам за подсказку. Сделаем это обязательно.

Н.Звартау: Большое спасибо.

Е.Долгова: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Меня зовут Евгения Долгова, я работаю в Российском государственном гуманитарном университете. Я учёный и специализируюсь на истории советского научного сообщества. Собственно, истории науки и посвящён мой вопрос.

Дело в том, что инициированное Вами Десятилетие науки и технологий представляет собой, безусловно, мегапроект. Однако, на мой взгляд как историка науки, он должен сопровождаться мощной науковедческой программой. В этом отношении, конечно, она будет дополнять и приумножать его значение.

Однако с состоянием отрасли не всё просто, и, к сожалению, история науки системно очень часто в вузах не преподаётся, крайне малочисленны кафедры истории науки, единичны учебные пособия и очень мало журналов, где можно печататься.

Конечно, такое положение вещей не способствует ни системным исследованиям, ни решению той проблемы, о которой Вы говорили, а именно подготовке научных кадров, ни развитию ведущих научных школ, которые, безусловно, у нас присутствуют. На мой взгляд, такое положение вещей ещё и не соответствует тому значению и сюжетному наполнению, которое имеет национальная история науки.

В этом отношении я как историк благодарю Вас за отдельную инициативу в рамках Десятилетия науки и технологий, а именно восьмую инициативу – «Работа с опытом», которая ставит перед нами очень важные, трудные, но, безусловно, достижимые задачи, а именно ввести в научный оборот, исследовать, сделать доступным тот колоссальный опыт, который пережила в своём развитии история науки.

В этом отношении, разумеется, все эти поставленные цели будут выполнены. Но нам необходим фундамент – нам необходимы новые научные журналы, нам необходимы научные дискуссии, форумы, учебники по истории науки, в том числе, например, нам необходима даже оцифровка архивных документов научного наследия Российской империи и советской эпохи.

Если честно, я просила бы Вас поддержать инициативу усиления присутствия истории науки не только в научно-популярной практике, но также в образовательном и профессиональном пространстве.

Спасибо.

В.Путин: Что конкретно, как поддержать? Что нужно сделать?

Е.Долгова: Рекомендовать.

В.Путин: Как бы Вам виделась эта поддержка? Что бы Вы хотели?

Вы занимаетесь очень важным и интересным делом. История науки – это детектив. Можно, наверное, не одну историю написать так, что она привлечёт внимание читателей и зрителей, миллионов людей.

Что Вам конкретно нужно, чтобы поддержать Вашу работу?

Е.Долгова: Мне кажется, Вашей рекомендации о системной работе с отраслью и масштабировании изучения истории национальной и мировой науки будет достаточно. Спасибо.

В.Путин: Нет, будет недостаточно. Это самое простое. Поговорю с министрами и прочими. У них много текучки. Но нужны конкретные решения административного характера. Что конкретно? Вот Вы работаете, занимаетесь своим любимым делом, Вам чего-то не хватает. Чего конкретно? Вот представьте себе, что такая есть волшебная палочка, тук – и полетела.

Е.Долгова: На мой взгляд, мне кажется необходимым создание сети науковедческих центров, в которых могли бы работать историки, социологи, философы науки, поскольку изучать дисциплину всё равно герметично невозможно. Но это в любом случае способствовало бы масштабированию проблематики.

В.Путин: Создание науковедческих центров на базе чего?

Е.Долгова: Здесь возникает ещё одна очень важная задача, а именно соединение академического и образовательного процессов. И вот на стыке работы Академии наук и университетов, мне кажется, могли бы появиться такие новые пространства для диалога и совместной работы.

В.Путин: На стыке Академии наук и…

Е.Долгова: …университетов.

В.Путин: …и университетов, и вузов. Хорошо, я и с Министром поговорю, и с новым президентом Академии наук.

Е.Долгова: Спасибо.

В.Путин: Посмотрим, что из этого получится. Но идея хорошая, она мне нравится, это правильная идея. Спасибо.


ЖuвЪ только тотЪ,кто сегодня лучше чемЪ вчера, чтобЪ завтра стать совершеннеŭ u совершuннеŭ, чемЪ сегодня
 
ОтТоДата: Понедельник, 12.12.2022, 13:13 | Сообщение # 33
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 6352
Статус: Offline
окончанiе, начало вЪ с.№ 31,32
------------------------------------------------------------------------------------------------

И.Шевченко: Уважаемый Владимир Владимирович!

Шевченко Инна, ректор Южного федерального университета, город Ростов-на-Дону, Таганрог.

Я бы хотела поддержать тему Евгении Долговой.

В.Путин: Ростов-на-Дону или Таганрог?

И.Шевченко: И Ростов-на-Дону, и Таганрог, мы располагаемся в двух городах.

Поддержать тему Евгении Долговой, поскольку тема науки и истории науки принципиально важна сегодня не только для нас, здесь присутствующих, но и для студентов. А для университетов основной задачей является закрепление молодых мотивированных кадров в университетах в регионах.

Наши студенты обратились с инициативой написать историю факультетов, кафедр и лабораторий в лицах через историческую преемственность, и оказалось, что, поработав в архиве, они подняли целый пласт неопубликованных работ, фактов, личных архивов. Мы много обсуждали эту тему, и она очень интересна в том смысле, что она даёт какие-то новые ракурсы о том, в каких условиях делались эти прорывы, каковы были условия труда учёного, какая была связка между различными вузами, бизнес-партнёрами.

В.Путин: Чем и занимается Евгения.

И.Шевченко: Да, но несколько другой разворот, потому что для меня как для ректора эта тема очень близка. Хочется найти историческую реконструкцию и основания, какие цели ставились, какими ресурсами и каким программно-целевым подходом…

В.Путин: Вы ректор, да?

И.Шевченко: Да.

В.Путин: Карьерюга. Такая молодая девушка, а уже ректор.

И.Шевченко: Спасибо.

Мы продолжили эту дискуссию на нашей программе кадрового резерва, Вы об этом сказали, среди 85 человек. Оказалось, что она выходит за рамки университетского или регионального начала. По сути, мы говорим об открытии человека человеком в науке. Мы даже придумали, что аналогом исторической преемственности является геном – геном, который мы наследуем.

Мы сформулировали инициативу «Геном науки: от архивного кода к вдохновению», потому что мы воспроизводим ту мировоззренческую конструкцию, которая была в прошлом, и создаём на её основании будущее. Мы говорим об этом как о фиксации интереса к истории науки у студентов, да и у нас самих, возвращении к ней и увлечении судьбами учёных, добившихся выдающихся результатов. Ведь учёные нуждаются в социальной самоидентификации, в мотивации.

Для людей науки во всех эпохах и культурах важен был не только материальный фактор, но и признание заслуг, имя, фиксация результата – такова наша особенность. В этом смысле мы увидели связь достижения технологического суверенитета с нашим российским мировоззрением, нашей гражданской идентичностью через проекцию судеб ярких подвижников в науке, в российских университетах из эпох, с которыми и сейчас у нас сохраняется социокультурная ментальная связь. Посыл такой: они вложили свои жизненные силы, знания, и эти инвестиции сполна окупились, но многие из них до сих пор остаются в тени.

Одна из задач – возвращать и делать узнаваемыми учёных в науке. Это колоссальный человеческий капитал, который мы можем обратить в социальное программирование нашей молодёжи, нас самих на созидание солидарного будущего. Развивать, возвращая связь поколений в отечественной науке из архивов в жизнь, делая это частью современной российской истории культуры. Что важно, это могут делать молодые люди, аспиранты. У них есть такая инициатива, в университете мы их всецело поддерживаем. Ведь зачастую история учёного и преподавателя в альма-матер не менее важна, чем осознание сопричастности большим космическим или атомным проектам.

Для систематизации, масштабирования этой идеи нужно вовлечь государственные архивы, государственные корпорации, региональные органы исполнительной власти, администрации городов и дать возможность почувствовать ребятам вкус такой работы при всецелой поддержке государства. Поэтому, Владимир Владимирович, мы такие инициативы сформулировали, обращаемся к Вам с тем, чтобы включить это в перечень мероприятий Десятилетия науки и технологий, который реализуется в соответствии с Вашим Указом.

Но особо хочу отметить, что большая роль принадлежит наставникам, которые сегодня уже формируются в университетах, научных, R&D-центрах, наукоёмком бизнесе.

Понимая, что связь поколений важна не только в исследованиях, но и в организации науки как особого типа ценностей и деятельности в интеллектуальной среде, у нас есть предложение продолжить логику подготовки кадрового резерва, Вы уже об этом сегодня говорили, но для начинающих управленцев, для того чтобы обеспечить преемственность и стратегических, и тактических, оперативных решений в науке и образовании.

Спасибо.

В.Путин: Вы уже этим занимаетесь, Инна Константиновна?

И.Шевченко: Да. У нас в университете уже даже «пилот» идёт и в Ростовской области, и мы работаем с нашими партнёрами.

Нам кажется, что, если будет систематизация такой работы, у нас есть три конкретных пункта, мы их проработали. Это популяризация, работа с архивами, с изданием методологий, потому что речь идёт о личностях в науке. Здесь нужно привлечение достаточно большой, критической массы заинтересованных в этом людей. Третий пункт – мы это называем исторической реконструкцией тех событий, которые проходили, тех условий, в которых принимались эти решения, и, возможно, формирование основ для того, чтобы мы принимали решения в будущем.

В.Путин: По сути, это то, чем должно заниматься государство и общество в целом, а Вы конкретно – применительно к науке. По сути, речь идёт об основании такого базиса, фундамента нашей идентичности, в данном случае в научной сфере. Очень важно.

И конечно, это вполне можно и нужно сделать одной из составляющих Десятилетия науки и в целом плана развития. Это очень правильно. Я полностью поддерживаю. Если нужны какие-то управленческие решения, скажите, какие.

И.Шевченко: Мы сформулируем, чтобы это вошло в инициативы, в том числе в дополнение «Работы с опытом». Потому что там есть целый ряд методологических, инструментальных, продвиженческих решений, и мы бы хотели их применить.

В.Путин: Давайте. Вы сформулируете. И где это будет?

И.Шевченко: Это будет в рамках инициатив Десятилетия, а программу мы сформулируем.

В.Путин: Куда она попадёт? Где я её увижу?

И.Шевченко: Мы обсуждали это предметно, во-первых, на программе, и с Денисом Секиринским, и с Андреем Александровичем [Фурсенко], то есть мы готовы это представить.

В.Путин: Надо, чтобы это не потерялось.

И.Шевченко: Да, конечно.

В.Путин: Потому что это очень хорошая идея. И очень хорошее направление, конкретное направление деятельности. Очень важно, согласен полностью.

Только давайте не будем говорить, что это социальное программирование. Давайте будем говорить, что на этой базе мы будем заниматься воспитанием, потому что социальное программирование – как-то оно…

И.Шевченко: Но мы говорим о солидарном будущем.

В.Путин: Нас с Вами в чём-нибудь обвинят сейчас, придумают, в чём обвинить, и обвинят обязательно.

И.Шевченко: Спасибо.

В.Путин: Вам спасибо за то, что Вы этим занимаетесь. Благодарю Вас.

К.Вернигоров: Владимир Владимирович, здравствуйте.

Меня зовут Константин Вернигоров, я работаю в нефтегазохимической компании «СИБУР», уже около десяти лет занимаюсь развитием продуктов и технологий в нефтехимической отрасли.

Моя отрасль – не исключение в том смысле, что сейчас перестают эффективно работать и в принципе существовать десятилетиями развиваемые международные партнёрства со странами Европы, с Соединёнными Штатами Америки. Естественно, мы к этому адаптируемся, учимся эти трудности преодолевать – и в моменте, и на системной основе – за счёт более плотной работы с отечественной наукой. Но, как Вы и сказали, мир есть и будет глобальным, и параллельно мы развиваем научно-технические партнёрства – на другом уже уровне совершенно – с Китаем, со странами Юго-Восточной Азии, с Латинской Америкой, с Ближним Востоком.

И вот как раз, системно работая с коллегами из научной сферы, в том числе на уже упомянутой программе развития кадрового резерва, мы видим, что в области науки и образования ситуация с международными партнёрствами аналогичная и коллеги, как и мы, ищут новые эффективные каналы международной кооперации.

Но ситуация такая интересная: бизнес и наука в этом вопросе движутся параллельными курсами, на системной основе не обмениваясь накопленным опытом, экспертизой, лучшими практиками. То есть отсутствует единая стратегия и механизмы формирования этих международных научно-технических партнёрств, для того чтобы повысить их эффективность и полезность для бизнеса и для науки одновременно, то есть поймать вот эту синергию.

В этой связи хотел бы обратиться к Вам с просьбой дать поручение такие механизмы и принципы проработать на базе комиссии по научно-техническому развитию с привлечением министерств, ведущих научных организаций и системообразующих промышленных компаний.

Это просьба. К ней прилагается вопрос: Владимир Владимирович, очень хочется услышать Ваше мнение, что мы все вместе уже сейчас должны делать по-другому при выстраивании глобальной международной повестки в области науки, технологий и образования?

Спасибо.

В.Путин: «СИБУР» – одна из наиболее высокотехнологичных компаний у нас и в отрасли, и в целом. Знаю, что руководство компании уделяет этому очень большое внимание и добивается успеха. Я всё время думал: за счёт чего? Видимо, за счёт таких специалистов, как Вы, Константин Борисович. Потому что, действительно, применяются самые современные и наилучшие технологии (сейчас не буду уже все перечислять, Вы это знаете лучше, чем я): и при бурении, и при поиске ресурсов, при исследованиях различных, и при добыче, при переработке. Здесь много направлений, где используются достижения самого высокого уровня, класса, и результат очень хороший.

Что делать – вот то, что вы делали до сих пор, так и делайте. Вы всё уже сказали на самом деле. Вы сейчас ищете других партнёров, я знаю, что кто-то уходит, кто-то пытается остаться, а кто-то пытается прийти на место уходящих. А кто-то уходит, передавая менеджменту за один доллар многомиллиардное или многомиллионное имущество явно с надеждой вернуться, заключив сейфовые соглашения. Мы же всё видим – всё, что происходит. Поэтому компания работает, работает успешно. Уверен, что, несмотря на все происки завистников, и будет работать успешно – и вся отрасль, и ваша компания, сомнений здесь нет.

Компания «СИБУР» в некоторых странах работает так, что является самым крупным налогоплательщиком в стране.

У вас всё построено. Я понимаю, что наверняка в современных условиях возникают какие-то сложности, я даже знаю о некоторых из них, не будем сейчас об этом говорить, но они преодолеваются отраслью, они преодолеваются компанией. Поэтому что могу сказать – так держать!

То, что Вы предлагаете включить в эту работу комиссию по научно-техническому развитию, – это мы сделаем.

К.Вернигоров: Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам.

Всё, завершили?

Вам спасибо большое. Не знаю, как вам, мне было очень интересно вас послушать. Вы знаете, прежде всего было интересно почувствовать ваш настрой на интересную, содержательную и перспективную работу, познакомиться с вашими идеями по различным направлениям вашей деятельности.

Из всей совокупности того, о чём вы говорили, и того, чем вы занимаетесь, из работы ваших коллег из научно-образовательного сообщества складывается и будет складываться успех российской науки, а значит, экономики, промышленности, социальной сферы. А это и есть успех всей нашей страны, России.

Вам большое спасибо. Успехов вам и в работе на конгрессе, и в вашей работе. Спасибо за предложения, которые вы сделали. Постараемся по всем поработать и добиться нужных всем нам результатов.

Спасибо.


ЖuвЪ только тотЪ,кто сегодня лучше чемЪ вчера, чтобЪ завтра стать совершеннеŭ u совершuннеŭ, чемЪ сегодня
 
ОтТоДата: Пятница, 27.01.2023, 13:16 | Сообщение # 34
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 6352
Статус: Offline
Живое облако: Телескоп "Джеймс Уэбб" взбудоражил учёных сигналом из межзвёздного пространства
Посреди свирепого космического холода в тумане частиц собирается воедино всё то, что нужно для появления во Вселенной живых существ.

Облако Хамелеона. Обложка © NASA, ESA, CSA, and M. Zamani (ESA / Webb)

Что такое межзвёздная среда

Это рассеянное по межзвёздному пространству внутри галактики вещество: пыль, газ и прочее. Синий дым, который сфотографировал "Уэбб", находится в 630 световых годах от Земли в созвездии Хамелеона, достаточно тусклой группе звёзд, которую видно только в Южном полушарии. Поэтому это скопление звёздной пыли и назвали облаком Хамелеона I. Там этих облаков целых три, они простираются на всё созвездие и составляют комплекс Хамелеона.

Облако, как можно заметить, немного подсвечивает сзади рождающаяся прямо сейчас в нём звезд. Это яркий объект над тремя великолепными "шестиконечными" светилами с левой стороны. Но на снимке лишь часть гигантского молекулярного облака, и в целом оно считается "тёмным", то есть по большей части оно настолько плотное, что не пропускает идущий на него свет. В таких туманностях может быть вплоть до тысячи частиц в каждом кубическом сантиметре.

Они могут занимать собой пространство протяжённостью в сотни световых лет, и вещества в них бывает столько, что хватило бы на миллион небольших звёзд вроде Солнца. В данном случае в Хамелеоне I насчитали примерно 200–300 молодых звёзд. Это космические ясли, по-научному — область активного звездообразования.

Как рождаются звёзды


На самом деле не так давно учёные пришли к выводу, что гравитация управляет этим процессом не с самого начала. Оказывается, в своей вселенской свободе частицы там носятся с такими неимоверными скоростями, что они бы просто бесконечно сталкивались и благополучно отскакивали друг от друга, если бы не статическое электричество. То есть самые первые частицы будущей звезды "прилипают" друг к другу благодаря электростатике, а потом сгусток уже оказывается достаточно большим, чтобы начать притягивать окружающее вещество своей массой.

От трения и сжатия материи силой притяжения она всё больше нагревается, и в какой-то момент собранная масса становится столь огромной, а давление внутри получается настолько сильное, что там начинается термоядерная реакция: одни атомы превращаются в другие. При этом выделяется энергия в виде света. Звезда зажигается.

По современным научным представлениям, чтобы это произошло, должно собраться вещество массой как минимум в 75 Юпитеров. Самая "лёгкая" из известных полноценных звёзд, то есть звёзд – термоядерных реакторов, имеет массу в 93 Юпитера. А те, что поменьше, — это так называемые коричневые карлики, это и не совсем звёзды, но уже и не планеты. Какие-то термоядерные процессы в них происходят, но они маломощные, поэтому такие небесные тела толком не светятся. Так сказать, "недозвёзды".

Что не так с облаком Хамелеона


С ним, в общем-то, всё в порядке, просто благодаря беспрецедентной чувствительности телескопа "Уэбб" удалось понять, из чего оно состоит, и полученные данные не могут не поражать воображения. Дело в том, что космическая обсерватория способна "видеть" вплоть до отдельных молекул в этом облаке, потому как эти молекулы отражают свет. И выяснилось, что в звёздной колыбели есть, например, метанол (а это, надо сказать, сложная органическая молекула), есть метан, аммиак. Всё это в той или иной степени строительные блоки, из которых воздвигается жизнь. Значит, они появляются уже тогда, когда, можно сказать, самих звёзд и планет ещё толком нет — в среде, где царит лютый холод почти на уровне абсолютного нуля: минус 263 по Цельсию. Напомним, абсолютный ноль — это минус 273, холоднее во Вселенной не бывает.

Так вот, благодаря "Уэббу" теперь достоверно показано, что в межзвёздном молекулярном облаке имеется тот минимальный набор элементов, без которых известная нам жизнь невозможна: углерод, кислород, водород, азот и сера.

Выходит, химическое изобилие Земли и вообще Солнечной системы — никакой не исключительный случай, а самая заурядная вещь. И всё это наталкивает на определённые фантастические мысли. Как минимум о том, что среди сотен рождающихся в Хамелеоне звёзд хотя бы одной могло бы повезти с каменистой планетой на нужном расстоянии, чтобы в её океанах Вселенная довела до конца невероятный космический процесс построения молекулы РНК, потом ДНК и, наконец, живой клетки.


ЖuвЪ только тотЪ,кто сегодня лучше чемЪ вчера, чтобЪ завтра стать совершеннеŭ u совершuннеŭ, чемЪ сегодня
 
ОтТоДата: Среда, 15.02.2023, 14:28 | Сообщение # 35
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 6352
Статус: Offline
Что происходит с человеком в зеркалах Козырева? Практика и теория.
https://www.youtube.com/watch?v=sUdkNVfC3gQ
Об опытах, связанных с пребыванием человека в так называемых Зеркалах Козырева в программе рассказывает руководитель экспериментальной научной лаборатории "Сфера" Верона Стасив. Этот центр располагается в Москве, и уже немалое количество людей побывали в размещенных тут зеркалах. Многие испытали весьма необычные состояния. Анализ этих опытов позволяет рассмотреть феномен Человека как энергоинформационной структуры с достаточно необычной точки зрения.


ЖuвЪ только тотЪ,кто сегодня лучше чемЪ вчера, чтобЪ завтра стать совершеннеŭ u совершuннеŭ, чемЪ сегодня
 
ОтТоДата: Понедельник, 27.02.2023, 17:00 | Сообщение # 36
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 6352
Статус: Offline
Учёные создали основу для полного слияния человека и машины — электроды научились выращивать прямо в организме
Многочисленные работы по интеграции электронных схем и биологических организмов строятся на тех или иных операциях по вживлению мёртвого в живое. Открытие шведских учёных может в корне изменить подход и привести к по-настоящему полной интеграции машины и человека. Разветвлённую сеть электродов можно будет создавать прямо в клетках и живых тканях с использованием биологического строительного материала.
Многолетнее исследование учёных из университетов Линчепинга, Лунда и Гетеборга помогло разработать содержащий специальные ферменты гель с «молекулами сборки», инъекция которого в живые ткани запускает реакции по формированию токопроводящих электродов в живых организмах. При этом никаких внешних воздействий или изменений в генах не требуется, и это первый такой успешный опыт за всю историю исследований.

В ходе опытов учёные вводили чудо-гель в рыбок данио-рерио и в медицинских пиявок. После этого электроды были обнаружены в мозге, сердце и хвостовых плавниках рыбок и вокруг нервной ткани пиявок. Ни рыбки, ни пиявки не пострадали от геля или после синтеза электродов.

«Внося разумные изменения в химический состав, мы смогли разработать электроды, которые были приняты тканями мозга и иммунной системой. Рыбки данио-рерио — отличная модель для изучения органических электродов в мозге», — объяснил Роджер Олссон (Roger Olsson), профессор медицинского факультета Лундского университета.

Электронная схема создаётся в организме практически естественным образом и не оказывает на него пагубного влияния. «В течение нескольких десятилетий мы пытались создать электронику, имитирующую биологию, — сказал Магнус Берггрен (Magnus Berggren), профессор Университета Линчепинга. — Теперь мы позволяем биологии создавать электронику за нас».

Представленная разработка — это лишь основа для будущих кардинальных изменений в подходах для интеграции электронных компонентов в тело животных и человека. С точки зрения медицины открытие даёт надежду на лечение тяжёлых неврологических заболеваний. Речь идёт как о стимуляции поражённых тканей, так и об их замене компьютерными платформами. Но быстрых решений не будет — это точно.


ЖuвЪ только тотЪ,кто сегодня лучше чемЪ вчера, чтобЪ завтра стать совершеннеŭ u совершuннеŭ, чемЪ сегодня
 
ОтТоДата: Среда, 12.04.2023, 10:38 | Сообщение # 37
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 6352
Статус: Offline
Российский научный центр "Курчатовский институт"


Национальный исследовательский центр "Курчатовский институт" – крупнейший в России многопрофильный научно-исследовательский центр, один из ведущих научных центров мира, междисциплинарная национальная лаборатория. Он сыграл ключевую роль в обеспечении безопасности страны и развитии важнейших стратегических направлений науки и промышленности.

История Курчатовского института началась с создания в самый разгар Великой Отечественной войны (1941-1945) на окраине Москвы лаборатории, давшей старт советскому атомному проекту.

Несмотря на колоссальное напряжение всех сил и средств на фронтах военных действий, советское руководство прислушалось к мнению ученых и данным разведки о проведении в Великобритании, Германии и США работ по созданию бомбы невиданной разрушительной силы и возобновило исследования по ядерной тематике, прерванные войной. 28 сентября 1942 года Государственный комитет обороны СССР издал распоряжение "Об организации работ по урану", 11 февраля 1943 года принял постановление № 2872, в котором были сформулированы задачи по решению урановой проблемы – разработке и созданию ядерного оружия в стране. Ответственным за создание урановой бомбы был назначен профессор Ленинградского физико-технического института (ныне – Физико-технический институт имени А.Ф. Иоффе РАН) Игорь Курчатов.

12 апреля 1943 года было подписано распоряжение по Академии наук СССР (АН СССР) № 121 об организации под руководством Курчатова Лаборатории №2, основной задачей которой являлось создание ядерного оружия.

Этот день считается официальной датой рождения Курчатовского института.

В 1949 году Лаборатория № 2 была переименована в Лабораторию измерительных приборов АН СССР, в 1956 году – в Институт атомной энергии Министерства среднего машиностроения СССР. В 1960 году институту было присвоено имя Курчатова. В 1991 году институт получил статус Российского научного центра (РНЦ).

После создания в 1943 году Лаборатория №2, получившая 5 февраля 1944 года права института, около года размещалась во временно выделенном ей помещении в Пыжевском переулке, а с весны 1944 года стала работать на новой обширной территории на северо-западной окраине Москвы. Игорю Курчатову были предоставлены широкие полномочия по привлечению институтов, конструкторских бюро и заводов, необходимых специалистов из действующей армии или с военных заводов. Он собрал вокруг себя лучшие научные силы страны. К проблеме с самого начала были подключены выдающиеся физики, математики, способные молодые ученые, технологи и конструкторы. Основу коллектива при его создании составили физики, работавшие в Ленинградском физико-техническом институте – ученики академика Абрама Иоффе. К концу 1944 года общее число сотрудников Лаборатории № 2, включая ученых, лаборантов, водителей и кочегара, составляло всего 100 человек.

Для выполнения поставленной перед Лабораторией №2 задачи необходимо было создать ядерный заряд. Получить из урана ядерную взрывчатку можно было либо в результате выделения изотопа урана-235, либо путем наработки не существующего в природе элемента – плутония. Эти технологии предстояло сначала продумать и просчитать, а затем отработать на практике: построить циклотрон для наработки начального количества плутония, сконструировать и запустить не только сам ядерный реактор, но и производство сырья для его работы. И сделать это нужно было как можно быстрее, так что исследования велись параллельно по нескольким направлениям. Коллектив Лаборатории № 2 разделился на группы, каждая из которых отвечала за свой фронт работ.

Уже в 1944 году в Лаборатории № 2 был построен и введен в действие циклотрон, позволивший, облучая нейтронами уран, накопить индикаторные количества нового плутония – основного металла для ядерного заряда. Это дало возможность начать изучение его ядерных и химических свойств и даже выработать первые рекомендации по промышленной технологии отделения плутония от урана и осколков деления.
В декабре 1946 года в Лаборатории № 2 под руководством Курчатова был выполнен пуск первого в Евразии исследовательского уран-графитового реактора Ф-1 ("Физически первый") и осуществлена самоподдерживающаяся цепная реакция.

Исследования, проводимые на этом реакторе, подтвердили возможность наработки плутония, что ускорило работы по вводу в работу первого промышленного реактора (реактор "А") на Урале, к проектированию которого в Лаборатории № 2 приступили еще в 1944 году.

29 августа 1949 года на полигоне в Семипалатинске был произведен взрыв первого советского ядерного заряда (атомной бомбы РДС-1). Таким образом, под научным руководством Игоря Курчатова был создан ядерный щит страны.

В процессе разработки атомной бомбы обнаружилась принципиальная возможность осуществления взрывного синтеза легких элементов, получившего названия водородной (термоядерной) бомбы. Работы по ее созданию по поручению правительства СССР продолжились под руководством Игоря Курчатова. 12 августа 1953 года СССР объявил о проведенном испытании первой в мире транспортабельной водородной бомбы.
После этого научная направленность работ Лаборатории начала изменяться от проблем ядерного оружия к более широкому спектру исследований по многим вопросам атомной науки и техники.

Сотрудники Лаборатории провели предварительные расчеты и проектные проработки реактора для первой в мире атомной электростанции, которая была пущена 27 июня 1954 года под руководством Курчатова и его заместителя Анатолия Александрова в Обнинске на базе Физико-энергетического института (ныне Государственный научный центр Российской Федерации – Физико-энергетический институт имени А.И. Лейпунского). Это была первая промышленная АЭС, включенная в энергосистему страны, и день ее запуска по праву считается днем рождения атомной энергетики.

В начале 1950-х годов по инициативе Курчатова
и Александрова в институте начались работы по созданию судовых атомных энергетических установок. В 1958 году в СССР была спущена на воду первая советская атомная подводная лодка (с 1962 года носила имя "Ленинский комсомол"), а в 1959 году – первый в мире атомный ледокол "Ленин".

С начала 1960-х годов в Институте значительно расширился объем исследований и разработок по применению атомной энергии для космических целей, летательных аппаратов, созданию высокотемпературных источников атомной энергии, в том числе использующих различные способы прямого преобразования атомной энергии в электрическую. Разработанные в институте первые электрореактивные двигатели – импульсные плазменные – были испытаны в космосе в 1964 году на спутнике "Зонд-2", а позже ионные двигатели – на спутнике "Метеор".

В 1950-е годы по инициативе Игоря Курчатова в институте начались исследования по физике плазмы и управляемому термоядерному синтезу. В 1958 году в Институте атомной энергии была построена первая в мире экспериментальная термоядерная установка с "ловушкой" из магнитного поля, которая получила название "токамак" (тороидальная камера с магнитной катушкой), а в 1975 году сдана в эксплуатацию крупная термоядерная установка Т-10. В 1979 году в Курчатовском институте был создан первый в мире токамак Т-7 со сверхпроводящими обмотками на основе ниобий-титанового сплава, а в 1988 году вошел в строй сверхпроводящий токамак Т-15, крупнейший в стране.

C середины 1960-х годов институт осуществляет научное обеспечение эксплуатации действующих атомных реакторов, утилизации выведенных из эксплуатации установок и научное руководство разработкой реакторов и ядерных энергетических установок новых поколений.

В 1980-е годы благодаря активному развитию информационных технологий в институте были заложены основы отечественного интернета.

В 1999 году в Курчатовском институте был введен в эксплуатацию первый на постсоветском пространстве специализированный источник синхротронного излучения.
С середины 2000-х годов началось активное развитие нанотехнологий.

В 2009 году в институте создан первый в мире центр конвергентных наук и технологий – Курчатовский комплекс НБИКС-природоподобных технологий, ориентированный на междисциплинарные исследования и разработки. В комплексе проводятся исследования в области нано-, био-, информационных, когнитивных, социогуманитарных наук и технологий, с использованием рентгеновского, синхротронного и нейтронного излучений.
Экспериментальной основой комплекса являются уникальные мегаустановки – источник синхротронного излучения "КИСИ-Курчатов", источник нейтронов на базе реактора ИР-8 и Ресурсные центры.

28 апреля 2008 года президент РФ подписал указ "О пилотном проекте по созданию национального исследовательского центра "Курчатовский институт" на базе Российского научного центра "Курчатовский институт" для ускоренного внедрения в производство научных разработок, проведения полного инновационного цикла научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, включая создание промышленных образцов, по приоритетным направлениям развития науки, технологий и техники в РФ: "Индустрия наносистем и материалов" и "Энергетика и энергосбережение", осуществления координации научной деятельности по реализации президентской инициативы "Стратегия развития наноиндустрии", выработки принципов построения и функционирования национальных исследовательских центров.

Федеральным законом от 27 июля 2010 года № 220 "О национальном исследовательском центре "Курчатовский институт" были определены особенности создания, правового положения и порядок финансового обеспечения НИЦ "Курчатовский институт".
Распоряжением правительства РФ от 14 декабря 2009 года Национальный исследовательский центр "Курчатовский институт" был отнесен к ведению правительства РФ.

Основатель и первый директор (2010-2015), с 2015 года – президент НИЦ "Курчатовский институт" – доктор физико-математических наук Михаил Ковальчук.

С сентября 2021 года директором НИЦ "Курчатовский институт" является Марат Камболов.

Под эгидой НИЦ "Курчатовский институт" была объединена значительная часть научного потенциала страны в области ядерной физики, энергетики, материаловедения, информационных технологий, биологии и генетики – 14 институтов.

У Национального исследовательского центра есть четыре филиала – в Ялте (Крым), Санкт-Петербурге, Ленинградской и Мурманской областях.

В марте 2023 года в Минске (Белоруссия) открылось представительство Курчатовского института с шестью научно-исследовательскими лабораториями.

Российская академия наук и НИЦ "Курчатовский институт" в 2023 году договорились о том, что институт будет осуществлять научную деятельность при научно-методическом руководстве РАН.

Со дня основания в Курчатовском институте применяется междисциплинарный подход, нацеленный на полный цикл: от фундаментальных исследований до конечных технологий.

Сегодня НИЦ "Курчатовский институт" обладает уникальной исследовательско-технологической базой, осуществляет исследования и разработки по широкому спектру направлений современной науки и технологий: от энергетики, конвергентных НБИКС-технологий и физики элементарных частиц до высокотехнологичной медицины и информационных технологий.


ЖuвЪ только тотЪ,кто сегодня лучше чемЪ вчера, чтобЪ завтра стать совершеннеŭ u совершuннеŭ, чемЪ сегодня
 
ОтТоДата: Среда, 12.04.2023, 10:47 | Сообщение # 38
Генералиссимус Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 6352
Статус: Offline
«Самый правильный компьютер — человеческий мозг»
Президент НИЦ «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук — о новом технологическом укладе, мегаустановках и защите от глобальных угроз
Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт», в стенах которого 80 лет назад начинался советский атомный проект, продолжает развивать самые передовые технологии. Сегодня направление прорыва для института — реализация природоподобного подхода к науке на базе конвергенции НБИКС-технологий. О том, как легендарный «Курчатник» меняет подходы к современной атомной отрасли, микроэлектронике и генетике и почему в ближайшее десятилетие у нас будет лучшая система меганауки в мире, в интервью «Известиям» рассказал президент НИЦ «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук.

«Мы приближаемся к тому, чтобы понять окружающий нас мир»
Курчатовский институт уже много лет крупнейший междисциплинарный научный центр страны. Но для многих он по-прежнему ассоциируется именно с атомной отраслью. Какие направления в институте сейчас в приоритете?

— Чтобы успешно реализовать атомный проект, Игорь Курчатов и его коллеги исходно должны были быть междисциплинарными. Нужно было разбираться, где искать и добывать полезные ископаемые, как обогатить, то есть увеличить в них долю изотопа 235U для создания атомной бомбы. Сложнейшее дело — сооружение реактора, производство для него сверхчистого графита. Можно сказать, что атомный проект был первым интегратором науки, когда использовались знания из самых разных областей.

Когда я возглавил Курчатовский институт, он был еще по сути институтом атомной энергии. Но наука не стоит на месте. В мои студенческие годы развивалось физическое металловедение — первый этап материаловедения. Затем резко увеличилась доля работ по полупроводникам. А сегодня подавляющее количество научных публикаций посвящено живой материи. Мы живем на новом этапе развития науки о материалах — этапе биоорганического материаловедения.

Благодаря развитию науки у нас есть огромный набор знаний в самых разных направлениях. Сегодня любой новый продукт или технология получаются тем же междисциплинарным путем. Но не из готовых решений из разных областей, а благодаря тому, что сами области сливаются — это и есть конвергенция, о которой я говорю много лет, и природоподобие. В нашем институте нано-, био-, информационные, когнитивные и социогуманитарные технологии (НБИКС) работают на единую цель — создание природоподобных технологий. В этом качественная разница между сегодняшним Курчатовским институтом и тем, где создавали бомбу.

Расскажите подробнее, в чем заключается природоподобный подход.

— Мы переходим к созданию нового природоподобного технологического уклада. Он возникает не в чистом поле. Я приведу пример компьютера. Уже 60 лет назад, когда были сделаны открытия, заложившие основу развития полупроводниковой микроэлектроники, было очевидно, что самый правильный компьютер — человеческий мозг.

Но тогда еще не была известна структура биологических молекул. А структура неорганических материалов, например полупроводниковых кристаллов, была понятна. Поэтому вместо того, чтобы копировать мозг и делать компьютер, основанный на принципах его работы, мы взяли простой кремний, вложили огромные средства и создали твердотельную микроэлектронику, а на ее основе построили современный мир компьютеров.

Но сейчас мы понимаем, что зашли в тупик. Потому что компьютер сделан абсолютно неправильно, если сравнивать его с мозгом. Чем быстрее он работает, тем больше тратит энергии и выделяет тепла — он малоэффективен. Получается, что цифровизация — это разделение мира на тех, кто обладает и не обладает ресурсами, условно — на богатых и бедных. Первые — это те, у кого есть энергия, как в России, и те, у кого есть деньги, чтобы ее купить. Остальные выпадают из грядущей цифровой цивилизации.

("https://iz.ru/video/embed/1496893")

А какие есть альтернативы? Как изменит ситуацию природоподобный подход?

— За время создания этой «неправильной» технологии — цифрового компьютера, мы хорошо поняли, как устроена природа, с помощью синхротронных и нейтронных источников, сверхмощных микроскопов и суперкомпьютеров. Сегодня вместо воспроизводства функций человека в виде механических систем мы можем перейти к созданию объектов, копирующих живую природу, — энергоэффективных, не ресурсозатратных, не враждебных природе.

У нас уже создан прототип принципиально новых нейроморфных компьютеров, которые устроены по подобию работы мозга, и энергии они потребляют значительно меньше. Также в Курчатовском институте разработан биотопливный элемент, вырабатывающий электричество в результате метаболизма живой клетки.

Сегодня это можно сделать, не складывая отраслевые технические решения, как при производстве бомбы, а соединяя науки и знания, получая принципиально новые возможности. В этом есть глубинный философский смысл природоподобия. И мы это делаем первыми в мире.

Курчатовский институт — научный руководитель национальной программы развития мегаустановок. Почему это направление в приоритете?

— Сегодня меганаука — важнейшая основа будущих прорывов, для реализации которых нужно создавать новые материалы с заданными свойствами, изучать новые явления. При этом мы должны уметь контролировать эти процессы.

Зачем мегаустановки нужны, с точки зрения обычного человека? Вот мы, условно, решили выточить деталь, сколотить скворечник или сделать двигатель внутреннего сгорания. Мы их нарисовали, подготовили чертеж, прописали размеры. Затем по чертежам изготовили детали. Но когда мы их собираем воедино, надо проверить, а соответствует ли деталь чертежу. Мы можем это измерить линейкой, микрометром, штангенциркулем — это метрика технологии уровня макро.

В микроэлектронике мы точно так же рисуем чертеж интегральной схемы. Но делаем эту схему с помощью последовательно повторяющихся сложных литографических процессов и совмещения». Это уровень микро, невидимый глазу. Но нам всё равно надо проверить, что элементы соответствуют чертежу и размерам. Для этого есть специальные оптические приборы.

Следующий уровень — нанотехнологии. Мы конструируем, например, самоорганизующийся материал из атомов и должны следить за тем, что делаем, но уже на атомном уровне. Это можно сделать с помощью мощного рентгеновского источника, такого как синхротрон, или нейтронного источника. Поэтому создаваемые нами мегаустановки метрологически обеспечивают создание новых материалов на атомарном уровне. Наши ученые и инженеры всегда были пионерами в разработке и создании уникальных мегаустановок мирового класса.

Что за последние годы удалось сделать в этом направлении у нас и какие планы на будущее?

— Сегодня в рамках программы по мегаустановкам, запущенной указом президента России (ФНТП развития синхротронных и нейтронных исследований и исследовательской инфраструктуры. — «Известия»), мы создаем систему уникальных отечественных мегаустановок по всей стране. В течение ближайших 8–10 лет у нас будет лучшая инфраструктура меганауки в мире.

Сейчас мы завершаем энергетический пуск самого мощного в мире исследовательского нейтронного реактора ПИК на нашей площадке в Гатчине. Создается новый синхротронный центр в Сибири, в городе Кольцово. Реализуется масштабный проект на курчатовской площадке в городе Протвино, не имеющий аналогов в мире. Это принципиально новая установка СИЛА, сочетающая возможности кольцевого синхротронного источника и рентгеновского лазера на свободных электронах.

В Курчатовском институте в Москве создается новый синхротрон «КИСИ-Курчатов 2». Работающий сегодня синхротрон будет модернизирован и установлен в Дальневосточном федеральном университете на острове Русский. В планах много других проектов, благодаря которым мы становимся мощнейшей державой в вопросах меганауки. Здесь мы всегда были в первых рядах.

Еще одна важная национальная программа — это развитие генетических исследований, где Курчатовский институт также является головной научной организацией. В чем важность этой программы?

— В Курчатовском институте разработана Стратегия развития природоподобных технологий — основа перехода к новому технологическому укладу. Это означает, что мы начинаем работать непосредственно с живой природой, фактически ставя ее на службу человеку. Мы должны работать с природой на молекулярно-генетическом уровне, поэтому генетическая программа — существенная часть инструментария для формирования нового уклада.

Как я уже говорил, меганаука — это «метрологическая линейка» для того, что мы делаем, а генетика — «технологические ножницы», например, для редактирования генома. Но когда мы что-то делаем на молекулярном уровне, нам надо видеть, как это происходит — нужна рентгеновская и нейтронная метрологическая «линейка». Поэтому для создания природоподобных (конвергентных) технологий указом президента запущены две федеральные программы: по генетике и синхротронно-нейтронным исследованиям — «технологические ножницы» и «метрологическая линейка».

А если говорить о конкретных разработках в рамках этой программы, какие направления вы бы выделили?

— За 10 лет при поддержке президента и правительства мы создали новый Курчатовский институт ХХI века, который занимается живой жизнью. Его главная задача — продолжая обеспечивать безопасность страны с помощью ядерных технологий, создать систему биологической безопасности и технологической независимости в этой области.

Именно поэтому мы занимаемся медициной, генетикой и сельским хозяйством. Возьмите любые продукты питания. Например, хлеб — это хлебопекарные дрожжи, живые организмы. Кисломолочная продукция — кефир, йогурт, сметана — это живые бактерии. Сюда же можно отнести пиво, вино, сыр и многое другое. Эти организмы должны быть собственными, нами созданными и нами контролируемыми.

Вторая вещь — лекарства. Все субстанции для них изготавливаются биотехнологическим путем, а это опять же промышленные микроорганизмы. Ими мы тоже занимаемся в рамках развития генетических технологий.

«Мы обеспечим себя топливом на тысячи лет»
Какие разработки в атомной области вы считаете перспективными?

— Атомные станции были построены на некий срок, скажем, на 40 лет. Эти годы быстро прошли. Под действием нейтронного потока корпус атомной станции охрупчивается (значительное снижение пластичности материала, что делает его хрупким. — «Известия»), становится дефектным. Значит, ее надо останавливать и выводить из эксплуатации, а это огромные средства на реабилитацию и захоронение радиоактивных деталей. Не так давно Курчатовский институт совместно с «Росатомом» разработали новые сплавы для корпусов АЭС, которые выдерживают радиационную нагрузку на срок до сотни лет. Представляете, какая колоссальная экономия при строительстве АЭС из этих новых сплавов.

Приведу второй пример. Существуют так называемые образцы-свидетели, которые изготовлены из того же металла, что и корпус станции, и эти образцы расположены в работающей АЭС на разном расстоянии от реактора. Анализ этих облученных образцов позволяет увидеть, какую дозу облучения корпус получит через пять, десять, двадцать лет, уточнить его состояние и определить возможность продления реального срока эксплуатации действующей станции.

Отдельно хотел привести еще один пример, иллюстрирующий экономическую эффективность науки. Когда заканчивается эксплуатационный срок реакторного блока, АЭС останавливается, электричество не вырабатывается, и начинаются, как я уже говорил, сложные и дорогостоящие работы по выводу из эксплуатации и реабилитации.

В Курчатовском институте была разработана уникальная технология восстановительного отжига, позволившая существенно продлить срок работы конкретного блока на Балаковской АЭС. Это дало экономический эффект в размере 161 млрд рублей. Подчеркну, что все выше перечисленные результаты получены совместно с госкорпорацией «Росатом».

Как организовано взаимодействие Курчатовского института и госкорпорации «Росатом»?

— «Росатом» — это колоссальная система, транснациональная корпорация, которая сегодня строит более 70% станций по всему миру. Это те станции, основы которых были разработаны в Курчатовском институте. Сегодня мы разрабатываем и уже испытываем прототипы принципиально новых ядерных установок, отличающихся от тех, что работают сейчас.

Во многом наш национальный успех на ниве развития атомных технологий определяется высоким уровнем взаимодействия атомной науки с научно-производственным комплексом. Сегодняшняя успешная модель сотрудничества НИЦ «Курчатовский институт» и ГК «Росатом» наглядно подтверждает это.

В 2021 году Курчатовский институт подписал соглашение с «Росатомом» и стал научным руководителем программы, которую называют «Атомным проектом 2.0». Какие цели у этой программы, как она призвана трансформировать отечественную атомную сферу?

— «Атомный проект 1.0» — это была атомная бомба, и очевидно, что тот атомный проект дал нам не только оружие, но и мирную энергетику, атомный флот, медицину, компьютинг и даже интернет. Сейчас мы предложили «Атомный проект 2.0», в результате которого будет создана абсолютно безопасная, зеленая в прямом смысле, безотходная атомная энергетика. В основе ее лежит природоподобный принцип радиационно-эквивалентного захоронения.

Что это означает? Природный уран исходно обладает определенным уровнем радиоактивности. Мы пропустили его через реакторы, выработали энергию, часть активности ушла, но часть осталась в отработавшем ядерном топливе (ОЯТ) и других отходах, которые мы должны утилизировать.

Курчатовский институт и «Росатом» предложили новую систему замкнутого топливного цикла на основе двухкомпонентной атомной энергетики (АЭС на тепловых электронах и быстрые реакторы). Реакторы на быстрых нейтронах работают на том, что частично является ОЯТ тепловых реакторов. То есть, грубо говоря, первый реактор готовит топливо для второго. В свою очередь быстрый реактор может нарабатывать топливо для тепловых реакторов. В итоге еще кое-что остается, но для этого сейчас мы конструируем жидкосолевой реактор (ЖСР) — реактор-мусорщик, который будет дожигать эти минорные актиноиды (трансурановые элементы, образующиеся при работе ядерного реактора. — «Известия»).

Следующий этап после атомной энергетики — это термоядерная. Что сейчас делается в этом направлении?

— По нашей идее, еще в 1980-е годы сформулированной академиком Евгением Велиховым, на юге Франции создается крупнейшая установка ITER — международный термоядерный реактор. Он называется русским словом «токамак» — тороидальная камера с магнитными катушками.

Эта установка для магнитного удержания плазмы (искусственное солнце) была придумана в 1950-х годах в Курчатовском институте. И по своей сути термоядерная энергетика является природоподобной, так как воспроизводит процессы, происходящие на солнце. А в 2021 году мы в присутствии председателя правительства Михаила Мишустина осуществили физический пуск самого современного токамака Т-15МД, который является прообразом термоядерного источника нейтронов.

Он создается не только для выработки энергии, как ITER, а в основном как мощный источник нейтронов. Если вы окружите такой источник —токамак — некой стенкой из тория, он под воздействием нейтронов будет превращаться в топливо для АЭС. Таким образом мы обеспечим себя топливом на тысячу лет.

Зеленый «Атомный проект 2.0» основан на природоподобном принципе радиационно-эквивалентного захоронения. Это еще один совместный проект Курчатовского института и «Росатома».

В феврале этого года правительство России приняло решение о расширении НИЦ: к центру присоединяются семь новых институтов. Цель — развивать передовые технологии в области микроэлектроники и новых материалов. Какие планы в этом направлении?

— Перед распадом Советского Союза мы занимали почти треть мирового рынка микроэлектроники и были высокотехнологичной державой. Еще тогда была запущена программа «Субмикрон». Это был новый этап развития электроники, когда переходили к значительно меньшим размерам элементов на чипе и считалось, что это можно сделать только с помощью рентгеновской литографии.

Главной организацией в этом направлении был головной институт Минэлектронпрома СССР — Институт физических проблем им. Ф.В. Лукина в Зеленограде. Там же одновременно с синхротроном «КИСИ-Курчатов» был построен специально под рентгеновскую литографию технологический накопительный комплекс с мощным источником синхротронного излучения.

Однако развитие твердотельной микроэлектроники пошло иным путем, и рентгеновская литография стала не нужна на этом этапе. Совместными усилиями Курчатовского института, Минпрома РФ, ИЯФ СО РАН, МИЭТ и других институтов синхротронный комплекс в Зеленограде был сохранен.

Сейчас, когда стала очевидной безальтернативность рентгеновской литографии для современного этапа развития твердотельной микроэлектроники, правительством РФ было принято решение о консолидации научных институтов для организации работ на синхротронном рентгеновском источнике ТНК Зеленоград, который стал частью Курчатовского института. В результате у нас в стране будет уникальный центр рентгеновской литографии и мы быстро сможем перейти на новый этап развития.

А что касается новых материалов, какие здесь планы?

— В Курчатовском институте сосредоточен, я думаю, крупнейший в мире материаловедческий потенциал. Всё, что плавает под водой на разных глубинах и над водой, военное, гражданское — всё сделано из металла, который создан нашим подразделением ЦНИИ КМ «Прометей» в Санкт-Петербурге.

Плюс все платформы для добычи углеводородов на шельфе, трубопроводы, хладостойкие стали, из которых сделаны корпуса ледоколов, — всё это делают в «НИЦ Курчатовский институт» — «Прометей».

Это «водная» материаловедческая часть. А вторая — «воздушная» — материалы для всего, что летает, у знаменитого Института авиационных материалов ВИАМ — тоже часть Курчатовского института. Здесь создают сверхтвердые, жаропрочные и композитные материалы не только для авиации, но и для атомной энергетики.

«Ядерный зонтик ветшает. На первый план выходят вопросы биологической безопасности»
Вы не так давно выступали на Совете по науке и образованию при президенте и говорили о важности восстановления системы научного руководства. Что эта система даст стране?

— Я глубоко убежден, что мы были успешны в атомном и космических проектах по главной причине: был институт научного руководства, поддержанный на государственном уровне. После распада СССР у нас осталось очень много ученых, но советская система превращения знаний в продукт исчезла, а новой не появилось. Зато возникла масса структур западного толка: венчурные проекты, «Роснано», «Сколково», фонды, которые этим стали заниматься. И в результате появилось большое количество квалифицированных управленцев, а влияние науки ослабло.

Поэтому крайне важно сейчас, когда всё подготовлено, чтобы запустить рынок высокотехнологичной продукции, восстановить баланс между управлением и наукой. Он заключается в восстановлении института научного руководства, закрепленного в государственных документах.

Заказ на научное исследование и разработки должно формировать государство. В этом смысле крайне важно поднять роль Академии наук, которая должна проводить научную экспертизу, но не того, на что раздали деньги ведомства, а того, на что их надо давать, исходя из условий и приоритетов, сформированных государством.

Также РАН должна заниматься прогнозной деятельностью, говорить о том, куда идет мир, какова логика развития науки и на что надо давать деньги, чтобы не отстать.

В этих условиях очень важным становится вопрос повышения статуса ученого. С чего, на ваш взгляд, следует начинать?

— Нужно понимать, что сегодня без науки, без синхротрона, вы не сделаете лекарства, не получите ни одного материала. Конечно, проще учиться на гуманитарные специальности — юристов, экономистов, чем в Бауманке или в Политехе учить сопромат или на физическом факультете изучать сложную физику, математику. Люди предпочитают идти по легкому пути, превращаясь потом в простых потребителей.

Мы должны осознавать, что этот «чудный» мир, навязанный американцами, очень привлекательный, но он заканчивается в одну минуту. Если вы не умеете ничего производить, то у вас нет никаких перспектив, альтернативы. Наш президент, всё это понимая, вел страну к тому, чтобы она восстановилась после разрухи 1990-х.

В рамках этого восстановления происходит модернизация, так как крайне важно сегодня не копировать, а идти своим путем. Мы живем в таком мире, когда всё самим делать невозможно, это и не нужно, но мы должны точно знать критические вещи, которые обеспечат национальную безопасность, технологическую независимость — мы должны быть абсолютно суверенные.

— Какой вы видите роль Курчатовского института в достижении этого суверенитета?

— Наши отцы-основатели, трижды герои Социалистического Труда, академики Курчатов и Александров, создавая этот центр науки, решили главную проблему. Ведь американцы не задумываясь нанесли бы ядерные удары по нашим городам, как это и было ими запланировано и как они сделали в Хиросиме и Нагасаки в августе 1945 года. Всё бы закончилось, если бы мы не создали в 1949-м свою бомбу.

Ядерное оружие — не оружие применения, а сдерживания и устрашения. Только безумец захочет его применить. Но мы должны отчетливо понимать, что идет передел мира, и наш «ядерный зонтик» крайне важен для нашего суверенитета в этих условиях.

Но сегодня всё большую значимость приобретают вопросы биологической безопасности. История с коронавирусом, биолаборатории на территории Украины и государств СНГ — всё это очень показательно. Поэтому биобезопасность становится главным вызовом сегодняшнего дня, как 80 лет назад был ядерный вызов. И мы вновь готовы на него достойно ответить.


ЖuвЪ только тотЪ,кто сегодня лучше чемЪ вчера, чтобЪ завтра стать совершеннеŭ u совершuннеŭ, чемЪ сегодня
 
Форум » Мировые и Российские новости » В мире » наука u жuзнь (новостu наукu u технuкu)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

/>

Поиск


НАША БЕСЕДКА


Мы комментируем

Загрузка...

На форуме

Интересное сегодня
Материалов за текущий период нет.

Loading...

Активность на форуме

Постов на форуме: 7714
Группа: Модераторы

Постов на форуме: 6352
Группа: Проверенные

Постов на форуме: 4194
Группа: Проверенные

Постов на форуме: 3889
Группа: Проверенные

Постов на форуме: 2879
Группа: Модераторы

Постов на форуме: 2864
Группа: Проверенные

Великие комментаторы:
Василёк
Комментариев: 20695
Группа: Друзья Нашей Планеты
Микулишна
Комментариев: 16982
Группа: Друзья Нашей Планеты
Ferz
Комментариев: 12986
Группа: Проверенные
nikolaiparasochko
Комментариев: 12903
Группа: Проверенные
игорьсолод
Комментариев: 12659
Группа: Проверенные
Благородный
Комментариев: 10515
Группа: Проверенные