Главная | Регистрация | Вход | Личные сообщения () | ФОРУМ | Планета Тайн | Из жизни.ру | ВТОРАЯ ПЛАНЕТА | Модераторы: Pantera; IgChad | Контакты

Понедельник, 21.10.2019, 03:28
Привет, Гость Нашей Планеты | RSS

ПОДПИСАТЬСЯ НА ИЗВЕЩЕНИЯ ОБ ОБНОВЛЕНИЯХ САЙТА


Форма входа
Логин:
Пароль:

плюсы баннерной рекламы

Загрузка...




Загрузка...


Статистика

Рейтинг@Mail.ru


Новости сегодня
Сегодня материалов нет

Новости готовят...

Новостей: 13825

Новостей: 11469

Новостей: 10783

Новостей: 8413

Новостей: 5263

Новостей: 4419

Новостей: 3972

Новостей: 3739

Новостей: 1710

Новостей: 1697



Модераторы: Pantera; IgChad

Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Форум » НАШЕ ТВОРЧЕСТВО » Проза » Мир поэзии (Авторские и классические стихи)
Мир поэзии
ЧеLOVEкДата: Среда, 03.04.2019, 22:22 | Сообщение # 326
Генерал-майор Нашей Планеты
Группа: Друзья Нашей Планеты
Сообщений: 694
Статус: Offline
Дремлет в ночи вокзал,
Снег заметает след;
Просто ты опоздал
Ровно на десять лет.

Просто ты не пришёл
И не подал руки,
Словно судьбы укол
В трубке твоей гудки.

Знаешь, а я ждала —
Долго. Не день, не час.
Только теперь зола,
В сердце огонь угас.

Стынут в стакане дней
Чувства — вчерашний чай;
Я позвоню тебе
Просто сказать: «Прощай».


 
СеленаДата: Вторник, 09.04.2019, 10:35 | Сообщение # 327
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Друзья Нашей Планеты
Сообщений: 275
Статус: Offline


Волк и Волчица так похожи были,
Две Одиноких Родственных Души
Всю жизнь брели среди камней и пыли
И, наконец, Судьбу свою нашли...
Они Дыханием Одним Дышали
И мысли все делили на двоих...
Чего завистники им только не желали,
Но что влюбленным было до других…

Им море было по колено,
Да что там море… Целый океан!
Бескрайние просторы неба
Клал волк возлюбленной к ногам.

Им было больше ничего не надо,
Друг друга только ощущать тепло.
Всегда повсюду вместе, рядом,
Всем вопреки, всему назло....

Волки Любят только Одну и Навсегда!!!


Всем Мира, Любви и Добра!!!

 
Михалы4Дата: Четверг, 11.04.2019, 16:29 | Сообщение # 328
Генерал-полковник НашейПланеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 1269
Статус: Offline
…Мы ломали бетон
И кричали стихи,
И скрывали
Боль от ушибов.
Мы прощали со стоном
Чужие грехи,
А себе не прощали
Ошибок…

"Самые прекрасные девушки, которых я знал на свете, были девушки сороковых годов. Военные девушки. Хотя все они были одеты в одинаковую военную форму. Но каждая из них была неповторимая. Общая одежда… ну, она просто означала принадлежность их к общему делу. Вот когда они надевали разные гражданские платья, то что-то в них пропадало, для меня, по крайней мере. Индивидуальность, что ли. А в одинаковой военной форме они все были разные. Ну, так вот мне запомнилось."

Михаил Анчаров, во время войны стал писать песни на собственные стихи, исполняя их под собственный аккомпанемент на семиструнной гитаре. Считается основателем жанра авторской песни («первым бардом»); Владимир Высоцкий называл Анчарова своим учителем.

Баллада о парашютах > https://www.youtube.com/watch?v....Bqo4zOj
Парашюты рванулись
И приняли вес.
Земля колыхнулась едва.
А внизу - дивизии
«Эдельвейс»
И «Мёртвая Голова».

Автоматы выли,
Как суки в мороз,
Пистолеты били в упор.
И мёртвое солнце
На стропах берёз
Мешало вести разговор.

И сказал господь:
- Эй, ключари,
Отворите ворота в сад.
Даю команду
От зари до зари
В рай пропускать десант.

И сказал господь:
- Это ж Гошка летит,
Благушинский атаман,
Череп пробит,
Парашют пробит,
В крови его автомат.

Он врагам отомстил
И лёг у реки,
Уронив на камни висок.
И звёзды гасли,
Как угольки,
И падали на песок.

Он грешниц любил,
А они его,
И грешником был он сам,
Но где ж ты святого
Найдёшь одного,
Чтобы пошёл в десант?

Так отдай же, Георгий,
Знамя своё,
Серебрянные стремена.
Пока этот парень
Держит копьё,
На свете стоит тишина.

И скачет лошадка,
И стремя звенит,
И счёт потерялся дням.
И мирное солнце
Топочет в зенит
Подковкою по камням.

1964

* *** *

Антимещанская песня

Однажды я пел
На высокой эстраде,
Старался выглядеть
Молодцом.
А в первом ряду
Задумчивый дядя
Смотрел на меня
Квадратным лицом.

Не то он задачи
Искал решенье,
Не то это был
Сотрудник газет,
Не то он считал
Мои прегрешенья,
Не то он просто
Хотел в клозет.

А в задних рядах
Пробирались к галошам.
И девушка с белым
Прекрасным лицом
Уходила с парнем,
Короторый хороший,
А я себя чувствовал
Подлецом.

Какие же песни
Петь на эстраде,
Чтоб отвести
От песни беду?
Чтоб она пригодилась
Квадратному дяде
И этой девочке
В заднем ряду?

Мещанин понимает:
Пустота не полезна -
Еда не впрок,
И свербит тоска.
Тогда мещанин
Подползает к поэзии -
Из чужого огня
Каштаны таскать.

Он щи не хлебает,
Он хочет почище,
Он знает шашлык
И цыплят-табака,
Он знает: поэзия
Вроде горчички
На сосиску. Не больше,
Нашли дурачка!

Но чтоб современно,
Чтобы не косность,
Чтоб пылесос,
А не помело,
Чтоб песня про то,
Как он рвётся в космос,
И песня про тундру,
Где так тяжело.

Он теперь хочет,
Чтоб в ногу с веком,
Чтоб прогрессивно,
И чтоб модерн,
И чтоб непонятно,
И чтоб с намёком,
И чтоб красиво
По части манер.

Поют под севрюгу
И под сациви,
Называют песней
Любую муть,
Поют под анчоусы
И под цимес,
Разинут хайло,
Потом глотнут.

Слегка присолят,
Распнут на дыбе,
Потом застынут
С куском во рту.
Для их музыкантов
Стихи - это «рыба»,
И тискают песню,
Как шлюху в порту.

Всё им понятно
В подлунном мире.
Поел, погрустил,
Приготовил урок.
Для них поэзия -
Драма в сортире,
Надо только
Дёрнуть шнурок.

Вакуум, вакуум!
Антимир!
Поэты хотят
Мещанина пугать.
Но романс утверждает,
Счастье - миг,
Значит, надо
Чаще мигать.

Транзисторы воют,
Свистят метели,
Шипят сковородки
На всех газах,
А он мигает
В своей постели,
И тихая радость
В его глазах.

Не могу разобраться,
Хоть вой, хоть тресни,
Куда девать песню
В конце концов?
А может, братцы,
Кончается песня
И падает в землю
Белым лицом?

Ну, хорошо.
А что же дальше?
Покроет могилку
Трава-мурава?
Тогда я думаю -
Спокойствие, мальчики!
Ещё не сказаны
Все слова.

1966
_________________

Я люблю и смеюсь,
Ни о чём не жалею.
Я сражался и жил,
Как умел — по мечте.
Ты прости, если лучше
Пропеть не умею.
Припада́ю, Россия,
К твоей красоте!

<196?>

– Творчество – это разум! – икнув, сообщил Митя и осушил кубок доброго вина. – Следовательно, это мужество, трезвость, порядок. Пусть трудный, но порядок. В то время как всякая романтика, искусство, фантастика, лирика – это детское перескакивание через факты. Скачки, вызванные желанием невозможного.

– Чепуха, – сказал Памфилий. – Порядок – это только подготовка к творчеству. И открытия – это только результат творчества. А что такое творчество, увы, никто не знает. Может быть, это душевный резонанс на что-то. А вот на что?… Какой-нибудь физик додумается. Но это будете не вы.

– Ну вы-то с вашими идеями тоже далеко не пойдете, – сказал Митя. – То-то – сейчас вся поэзия никудышная. Это знает каждый.

Тогда я произнес тронную речь. Я сказал:

– Митя, лапочка, ваши все успехи есть следствие старых запасов. Это все затухающий процесс, как следствие резонанса на прочитанные в детстве книжки, прослушанные песни, просмотренные кинокартины. И поскольку ваша малограмотность в области искусства принципиальна, то вам, Митя, предстоит, исчерпав старые запасы, дотягивать до пенсии. Потому что через несколько лет цена вам, как физику, будет не больше, чем прибору для автоматической пайки проводов. Очень хороший прибор, кстати.

– Слушайте, вы! – сказал Митя. Он выпрямился во все свои метр девяносто и выпятил галстук-бабочку, «гаврилку», как ее называли во времена нэпа.

– В институте вы этого не проходили. Нет, это вы слушайте, – сказал я, любуясь его отличной выправкой.

– Мне надоела ваша тронная речь.

– А мне нет, – сказал я. – Я оттачиваю формулировки.

И еще я сказал:

– Не надейтесь на машину, Митя, – подведет. В крайнем случае сотворите искусственного человека. А стоит ли хлопотать? Разве старый способ так плох? Ведь сотворение человека всегда было связано с наслаждением… Анюта, не слушай. Это и есть творчество.

– Пижоны вы, – сказал Митя. – Все ваши страсти-мордасти, все эти эмоции, пылания-горения, вдохновения оттого, что вы пижоны. Отсутствие общей спортивной подготовки, а также дисциплины в мозгах.

Он посмотрел на свою команду, которая не принимала никакого участия в дебатах, а только переводила глаза с одного на другого.

Мне уже давно перестало нравиться, как мы разговариваем.

– Вы ведь пижоны. Как вы считаете, мальчики-девочки? – обратился он к своим. – Они ведь пижоны. Вся их школа такая.

Ого! Я подскочил.

– Синьоры! – сказала Вика. – Синьоры! Хотя она работает вместе со мной, ее малодушно тянет к Мите. Я уже давно заметил, что она метит ему в жены. Увы, в семьях я ничего не смыслю.

– Ф-фух… – передохнув, сказал я. – Ну вас к черту, Митя. Я жалею, что затеял эту перепалку. Вы пень.

– Синьоры!… Синьоры!… – сказала Вика. Мы сели на свои места. Кот, сопя, доедал дорогобужский сыр. Сквозь щели беседки пробивалось закатное солнце. Чокнулись.

– Еще два таких разговора… – сказал Митя.

– Ну и что? – спросил я. – Мне надоело.

– Будьте покойником, – сказал он и стиснул челюсти. – В самом прямом смысле.

Все притихли. Все-таки метр девяносто.

– Ба!… – сказал я и хлопнул себя по лбу. – Теперь я догадался! Когда я шел сюда, я видел десятки трупов! Значит, это ваша работа? Убитые валяются там и сям…

Он ничего не ответил, только закурил многозначительно и, многозначительно сощурившись, стал многозначительно пускать кольца к потолку.

Я стал его передразнивать, повторяя его действия. Все глядели на него с испугом, но я стал повторять его действия. Мне надоел этот Митя. Мне надоело, что его команда молчит. Он всегда подбирал себе каких-то бессловесных.

– …Н-ну?… – сказал он, пуская колечки. – Итак?… Что вы обо мне думаете?… Скажите прямо.

– Я думаю, – сказал я, пуская колечки, – что многозначительность – это стартовая площадка кретина.

Не глядя на меня, он стал гасить сигарету.

– Вы закончили ваше последнее слово? – спросил он.

– Кстати, – сказал я. – Уточним детали. Вы с детства росли на высокооплачиваемых кормах. Я не так одарен физически, поэтому прибегаю к тяжелым предметам.

– Это все?… – спросил он и медленно встал. – Уберите женщин.

Его команда, наконец, загалдела.

– Не все, – сказал я. – Я презираю салонный мордобой.

Он двинулся ко мне. Панфилов взял две пустые бутылки и о край стола отбил донышки.

– Дуэли не будет, – сказал Панфилов. – Уцелевших арестуют.

К Мите, наконец, кинулась Вика, стала хватать его за руки, а он делал вид, что сопротивляется ей.

– …Митя, идемте… Митя, сейчас же идем… Я думала, вы интеллигентный человек, – сказала она Панфилову.

– Он не интеллигентный человек, – сказал я. – Это Митя интеллигентный человек, а он простой советский десантник. > https://www.litmir.me/br/?b=31608&p=4
 
СеленаДата: Среда, 17.04.2019, 18:27 | Сообщение # 329
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Друзья Нашей Планеты
Сообщений: 275
Статус: Offline


Зависть
Зависть чёрная точит людей изнутри.
Как змея притаилась кольцом на груди.
Точно ржа разрушает хорошее,
Чтобы жизнь отравлять грязным крошевом.

Чёрный камень раздора за пазуху спрячь.
И не злобствуй по поводу чьих-то удач.
Зависть - это болезнь,это - тяжкий недуг.
Растеряет больной и друзей,и подруг.

Зависть...Зависть такой страшный грех.
И завистник живёт в грязном мире утех.
Не завидуй.Не злись.Свою душу спаси.
И у Господа Бога прощенья проси.



Всем Мира, Любви и Добра!!!

 
Михалы4Дата: Четверг, 09.05.2019, 08:49 | Сообщение # 330
Генерал-полковник НашейПланеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 1269
Статус: Offline
Я жил во времена Советов.
Я видел всё и убеждён:
Для тружеников, для поэтов
Достойней не было времён.
Я жил в Стране Социализма,
Я взвесил все её дела
И понял: никогда Отчизна
Сильней и краше не была.
Я жил во времена Союза
В семье несметных языков,
Где дружбы дух и братства узы
Страну хранили от врагов.
Я жил в эпоху Пятилеток
И был голодным иногда,
Но видел я – мой глаз был меток, –
Нам светит горняя звезда.
Что ж, ошибались мы во многом,
Но первыми прорвали мрак.
И в Судный День, представ пред Богом,
Мы развернём
наш Красный Флаг.

22.01.1999

Эпоха Сталина. Часть 1/Владимир Бушин > https://www.youtube.com/watch?v=A1bN3nKrpPQ

Владимир Сергеевич Бушин — писатель, литературный критик, ветеран Великой Отечественной войны.

* * *

АЛТАРЬ ПОБЕДЫ

Памяти Игоря Зайцева, Кости Рейнветтера,

Володи Семёнова, Фридриха Бука, Лени Гиндина,

Толи Федотова и всех моих одноклассников

по 437-й Московской школе, не вернувшихся с войны.

Сорок четвёртый. Польша. Висла.
Мне двадцать лет. И как Вийон,
Я жизнь люблю сильнее смысла,
Сильней значения её.

Как всё, хотел в живых остаться,
Без костылей прийти с войны,
Но, как не трудно догадаться,
Я знать не мог ещё цены

Любви, испитой полным кубком,
Отцовства радостям простым,
Труду, смиренью и уступкам,
Ветвям черёмухи густым,

Неторопливым наслажденьям
Неспешного теченья дум,
Случайным нежным песнопеньям,
Тропе, что выбрал наобум…

Потом лишь это всё изведав,
Я оценить сумел вполне,
Что отдал на алтарь Победы
10-й «А» на той войне.

* * *

ПОСЛЕДНИЙ ДОЛГ

Я звоню фронтовым кореша́м: «– Алексей!..
Ваня Чеверёв!.. Тонечка!....Колька!.».
Ведь они же вернулись с кровавых полей,
Для меня никого нет на свете милей!
Но я слышу гудки лишь и только…

Всё же снова и снова звоню: «– Старшина!..
Лейтенант!.. Медсестра наша милая Света!..»
Но в ответ – тишина…тишина…тишина..
Между нами стена, между нами стена,
И в ответ – никакого ответа.

Я упорный, взываю опять и опять:
«– Помкомвзвода!.. Катюша, голубка!..
Приходите! Есть выпить! Туды вашу мать!..
Как когда-то споём мы «Землянку» опять…»
Но молчит равнодушная трубка.

Повезло пережить нам лихую грозу,
Но нельзя пережить похоронку.
Что ж, снимаю шинель, вытирая слезу,
И один я за вас до врага доползу
И последнюю брошу «лимонку».
 
Михалы4Дата: Понедельник, 13.05.2019, 09:00 | Сообщение # 331
Генерал-полковник НашейПланеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 1269
Статус: Offline
Как-то не моё слушать молодёжный рэп, уж больно унылые у них творения,
но вот наткнулся на эти строчки - зацените:

Из этих строчек никогда не родится хит,
В них нет ни грамма гламурной чепухи.
Какого х@ра полумеры — говорю как есть.
Лови дурной пример, примерь или на гвоздь повесь.
Мои слова — от имени еще живой страны.
В Бангкоке или Римини ни разу не нужны,
Меня уполномочили шахтеры и рабочие,
И все другие-прочие, что в кадре не видны.
Речитатив, как пульс, выбивает бит,
Горит проводка, разлетается по сторонам гранит,
У сотен тысяч душ пусть будет одна душа,
Ты слышишь армии отверженных тяжелый шаг?
Работы нет или такая, что не проживешь,
Любая хата — с краю, значит, правды не найдешь,
Одним — дворцы, другим — сараи, долговая кабала,
И шерсть с овцы сдирают по распоряжению Козла.
Трясет бородкой, заклинает верить и терпеть,
Но подбородков столько, уж и крестик не надеть.
Никто не обещал тебя кормить, лечить или учить.
Ты – ровно то, что им с тебя удастся получить.
Укрылся в домике? Надеешься пересидеть в тепле?
Какая экономика? Кащей на нефтяной игле!
Рукой невидимой за горло брошен на асфальт —
Лежи и размышляй, кто в этом больше виноват?
Наверное, ты плохо проработал свой карьерный план?
Хотел нагнуть кого-то, а гляди — загнулся сам.
Нет никого, кто мог бы просто так тебе помочь,
Ни фитнес-тренер уже не спасет, ни бизнес-коуч,
И вместо мраморного стейка кровяной прожарки,
Вот тебе корм по расписанию, как в зоопарке.
Ты думал, ты — охотник? Оказалось — дичь.
Ты думал, ты — пастух? Готовься, тебя будут стричь.
Лови на лоб штрих-код, но расспроси знакомых,
Всегда ли было так или случалось по-другому?
 
FIKUSДата: Воскресенье, 16.06.2019, 21:06 | Сообщение # 332
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
Если однажды горячее солнце
Станет холодным, как утренний лед,
Если зима жарким летом вернется
И на песок белый снег упадет,
Если беда, что ничем не измерить,
Рухнет на Землю, косою звеня, —
Я буду знать всё равно, что ты веришь.
Я буду знать, что ты любишь меня.
Я буду знать всё равно, что ты веришь.
Я буду знать, что ты любишь меня.
Если друзья мои станут врагами
И в суете продадут за пятак, —
Я буду грызть эту землю зубами,
Я буду верить, что это не так.
Если я буду оборван, как дервиш,
И стану жить, всё на свете кляня, —
Я буду знать всё равно, что ты веришь.
Я буду знать, что ты любишь меня.
Я буду знать всё равно, что ты веришь.
Я буду знать, что ты любишь меня.
Если погаснут далекие звезды,
Высохнет весь мировой океан,
Если спасать этот мир будет поздно —
Он через час превратится в туман,
Даже уже в раскаленной пустыне,
В той, что когда-то мы звали — Земля, —
Знаю, что сердце твое не остынет.
Я буду знать, что ты любишь меня.
Знаю, что сердце твое не остынет.
Я буду знать, что ты любишь меня.
И глядя ангелом с неба на землю,
Выберу нам с тобой место в тепле.
Голосу сердца и разума внемля,
Я упаду, но поближе к тебе.
И, через день возвратившись сиренью,
Я обниму тебя, кроной шумя.
Ты будешь знать, что я твой добрый гений —
Я буду знать, что ты любишь меня.
Ты будешь знать, что я твой добры
й гений —
Я буду знать, что ты любишь меня.
heart

Денис Майданов-Вечная Любовь,,,
smile


Любовь спасет мир!
 
FIKUSДата: Воскресенье, 16.06.2019, 21:50 | Сообщение # 333
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
heart heart heart heart

Любовь спасет мир!
 
ЛеоДата: Воскресенье, 16.06.2019, 22:25 | Сообщение # 334
Полковник Нашей Планеты
Группа: Друзья Нашей Планеты
Сообщений: 400
Статус: Offline
FIKUS, Глубокий стих, мне кажется что любой любящий мужчина при жизни и после её, для своей женщины остаётся ангелом хранителем, но бывают моменты когда приходится место уступить чёрному ангелу, если этого захотела женщина...Спасибо за стих... cool

Истина заложена в нас...
 
FIKUSДата: Воскресенье, 16.06.2019, 22:46 | Сообщение # 335
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
Лео-это ты о нем...

Ангел черный, невезучий.

Было это или нет,
мир хранит о том секрет.
Но поведал мне рассказ
Ветер видевший не раз.
Как рыдал слезой горючей
Ангел черный, невезучий.
Был он изгнан из небес
За поступок благой в лес.
И ему возврата нет,
Не умел творить он бед.
Помогал в беду попавшим
Всем, в пути его встречавшим.
И однажды, у реки
Где высокие холмы.
Парень с девушкой гулял
Песни милой, напевал.
Горизонт в багрянце был,
Солнца шар по небу плыл.
Птичья трель неслась повсюду
Летний вечер просто, чудо.
Но средь этой всей красы
Луч блеснул дурной беды.
Там, поодаль, у реки
Воду пить пришли быки.
И туда, на водопой
Тигры всей пришли семьей.
Парень с девушкой не знали,
Ничего не замечали.
Веселились словно дети
Нет счастливей их на свете.
Только счастье зыбко было
Беда, хищницей застыла..
Быки тигров увидали
Со всех ног в лес побежали.
А за ними, мчались тигры
В кошки-мышки были игры.
И наградой, для тигрят
Стала парочка телят.
Только этого им, мало
И добычей, пара стала.
Люди, легкая нажива,
Не нужна большая сила.
И тем более они
Убежать в лес не смогли.
Парень с девушкой метались
Влезть на дерево пытались.
Но от тигров нет спасенья
Смерть их ждала без сомненья.
Парень с девушкой кричали
Палки в зверя зря, бросали.
Но весь этот крик и гам
Был лишь в радость тем зверям.
Тигры, ветку окружили
Хвост задрав, вокруг ходили.
А потом, с повадкой кошки
К месту ринулись кормежки.
По наклонному стволу
Тигры лезли к пареньку.
Тот, пытался отбиваться
В морду дать ногой пытался.
Но жаль, силы не равны
И пир будет у беды.
Тигры к людям подбирались
Зря, они кричать старались.
Крик тонул в лесу густом
Хрустнул ствол под пареньком.
Он, с огромной высоты
В пасть летел большой беды.
И уже смерть улыбалась
Жертве, жить чуть- чуть осталось.
Ангел черный с нею был
Он, от ужаса застыл.
Он финал картины видел
Смерть, за это ненавидел.
И решил помочь влюбленным
Чистотой их душ плененный.
Он костер развел под веткой
Стрела в тигра была меткой.
И он жизни сохранил
Парень, лишь испуган был.
Ангел тигров разогнал,
Юну деву с ветки снял.
После, с парой попрощался
Радость скрыть он не старался.
Ведь творить добро приятно
Нет, пути ему обратно.
Ждет его суд Темных Сил
Ведь закон он преступил.
Но добро, тех жертв, всех, стоит
И пускай смерть волком воет,
Что добычи не досталось
И без Ангела осталась.
Ведь обязан Ангел черный
Смерти быть всегда покорный.
Зло творить во всём, всегда
Быть рабом ей на века.
И с тех пор тот, Ангел бродит
Злобу он, на Смерть наводит.
И во всём всем помогает
Кто в пути его встречает.
Зло творить он отказался
За что с небом распрощался.
Стал легендой средь людей
За добро души своей.

Галина Ляшенко


Любовь спасет мир!
 
ЛеоДата: Воскресенье, 16.06.2019, 23:00 | Сообщение # 336
Полковник Нашей Планеты
Группа: Друзья Нашей Планеты
Сообщений: 400
Статус: Offline
Рахиль!

О! Рахиль! была однажды ты моей женой,
Среди жён моих считалась, младшею сестрой.
Хороводы ты водила, на цветных лугах,
Детям, сказки говорила, о волшебных снах.
Как, за дальними лугами, на другом краю,
Жили, добрые драконы, в сказочном раю.
Как Венера, с поднебесья, нам дала любовь,
Из любви всё исходило, это, рода кровь.
Так от Солнца, мать земелька, жизнь нам дала,
Чтобы в добром сотворении, делали дела.
От любви, зачаты были, бренные тела,
В теле нашем сердце билось, где любовь текла!!!
О! Рахиль, куда ушла ты? Мне пусто без тебя!
И в созвездии Дракона, гасла, та звезда.
В хаотичности движенья, время шло вперёд,
И, как чем - то заразился, наш земной народ.
Люди, стали не на шутку, с вечностью играть,
И предательское семя, к плоти подпускать.
А трёхглавый змей Горыныч, так дышал огнём,
Многие, в нём поклонились, как пред божеством.
Так добрые ушли драконы, в дальние края,
Там, полярная сияет, в этот час звезда.
По преданиям и легендам, остров есть такой,
Он вокруг омыт морями, с вечной мерзлотой.
Там, сегодня тёплый климат, окруженный льдом,
Это сказочное место раем назовём.
Как хочу Рахиль, народ свой, я туда призвать,
И в любви, от Бога данной, вместе проживать.
Вот поэтому родная, я прошу тебя!!!
В зодиаке ночной девы, отыщи меня!!!

Лео…26.02.2011г.


Истина заложена в нас...
 
FIKUSДата: Понедельник, 17.06.2019, 11:12 | Сообщение # 337
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
Понедельник...Я и Кот.

Понедельник...Я и Кот.
Муза что то не идёт
Няня тоже где то бродит.
Может пива принесёт?

Я в миноре. Кот в повторе
У кота хоть есть резон.
Снова цепь и лукоморье
Туристический сезон
Где вчерашняя русалка?
Точно помню что была
Хотя нечисти не жалко
Уплыла, так уплыла.
На весёлую пирушку
Только свистни, все гурьбой!
Утащили даже кружку
Дома только домовой
Никому теперь не верю
Пью холодный хлебный квас
Конь в пальто стучится в двери
Запущу...А вдруг Пегас?
Ю.Б.
tongue biggrin


Любовь спасет мир!
 
FIKUSДата: Понедельник, 17.06.2019, 11:14 | Сообщение # 338
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
Лео,очень красивое и трогательное стихотворение Рахиль smile

Любовь спасет мир!
 
FIKUSДата: Понедельник, 17.06.2019, 13:31 | Сообщение # 339
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
Лео
Обещал писать а сам не пишешь-маленькая врунишка smile


Любовь спасет мир!
 
FIKUSДата: Понедельник, 17.06.2019, 14:16 | Сообщение # 340
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
Ты поэт и я очень тебя люблю-пожалуйста пиши

Любовь спасет мир!
 
FIKUSДата: Среда, 19.06.2019, 10:36 | Сообщение # 341
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
Призрак и Лета (рассказ)

Призрак Фёдор таял на глазах.
Полупрозрачный от недостатка общения, он слонялся по городу и умирал от одиночества. Умирал по-настоящему, не для красивой фразы. Руки его мерцали, словно неисправная лампочка, а ноги норовили вот-вот раствориться в рассветном солнце. Город ещё спал и не обращал на Федины мучения никакого внимания. Даже он, такой родной и привычный, оставил Федю в трудную минуту.
– Кажется, кто-то проснулся, – подумал призрак, отвлекшись от невесёлых мыслей: сверху раздался оглушительный грохот, и через секунду с крыши облупленного дома, у которого стоял Федя, свалилась девчонка. Призрак сразу же забыл про умирание.
Девчонка упала на тротуар и разлеглась на нём, как на удобной кровати, – совершенно счастливая, невредимая, хоть и немного сонная.
Долго разлеживаться она не стала: быстро поднялась, накинула на плечи упавший рядом рюкзак, въехала стройными ногами в слетевшие во время полёта шлепки и подтянула ярко-зелёные носки. Выполнив эти нехитрые действия, посмотрела на ошалевшего от радости Федю янтарными глазами и широко улыбнулась.
«Чудесная, хоть и чокнутая», – подумал Фёдор и тоже улыбнулся. Впервые, кстати, за последние два месяца улыбнулся.
Появление девчонки его не удивило – многое он повидал за свою жизнь. К тому же, Федя считал, что чудеса – существа непредсказуемые, на то и зовутся чудесами. И если б ходили они через двери, как приличные, то растеряли бы половину себя, дожидаясь, впустят добрые люди их внутрь или нет.
С трудом оторвав взгляд от «чуда», Федя увидел, что между плитками тротуара выросли ромашки. Воздух при этом наполнился запахом сладкой ваты, тёплой, пушистой и с послевкусием сгорающего сахара. Призрак втянул его в себя полной грудью, подумав, что «перед смертью всё-таки можно надышаться».
– Ни слова про крышу, предупреждаю. Подумаешь, с кровати упала, с кем не бывает, – сказала девчонка, отряхивая от пыли цветастое платье. – Э-э-э-эй, стеклянный, ответишь чего или как? А то мне на вокзал пора, – уже громче произнесла собеседница, так как Федя молчал не хуже рыбы. Стоял, разинув рот – от ваты с ромашками, от «стеклянного» и от того, что вполне живая особа к нему обратилась. «Или неживая?» – подумал Фёдор и посмотрел на девчонку с сомнением – но, судя по её цветущему виду, помирать она не собиралась. Ближайшие лет семьдесят точно.
– Рот закрой, мухи налетят, – насмешливо сказала девочка и рассмеялась. – А может быть, ты немой?
– Мой. В смысле, твой. Ну, то есть… – от неожиданности Федя совсем растерялся, поэтому быстро сменил тему: – Ты что, меня видишь?
– Вижу-вижу, – ответила она. – Только совсем ты скис, просвечиваешь как тюль на том окне, – девчонка махнула изящными пальчиками в сторону окна, где и правда колыхалась тонкая занавеска. – Нельзя так, загубишь себя и до конца дня, боюсь, не дотянешь, – голос она пропитала таким сочувствием, что Фёдор чуть не расплакался. Хорошо, что слёзные железы у призраков не работают, это спасло его от позора. Поэтому вместо того, чтобы разреветься, он решил улыбнуться. Второй раз. «Ну и ну, иду на рекорд», – подумал Федя.
– А ты прямо ходячий пейзаж, – сострил Фёдор, не скрывая восхищения от внешнего вида собеседницы.
– Ой, тебе нравится? – в восторге закричала девчонка и попыталась его обнять. Её руки, понятное дело, рассекли воздух, но у призрака осталось чёткое ощущение, что он только что окунулся в реку, или закопал ноги в тёплый песок, или наелся мороженого. В общем, приятно ему стало по самые его прозрачные уши.
– Меня, кстати, Лета зовут, – заметила девчонка. – Для друзей Летушка, а мы, считай, с тобой уже друзья.
– Ага, – промолвил ошеломлённый призрак. – А я Федя. Для друзей… Тоже Федя, – сказал он и улыбнулся ещё раз. – А ты настоящая… Ну, ты и правда лето? – спросил он, чувствуя себя распоследним дурачком.
– Конечно. А ты что, по-другому меня представлял? – спросила Лета и подошла вплотную к Фёдору. Его призрачное сердце забилось как шальное от аромата земляники и душистой травы.
– Н-не, не по-другому, – промямлил он. – Я как-то вообще тебя не представлял.
– Ну и зря, быстрее бы встретились, – заметила Лета и вздёрнула нос. – Ты почему на улице, кстати? Утро ведь раннее, бродил бы по домам старинным да людей запугивал. Глядишь, и здоровье пошло б на поправку.
– Это да, – задумчиво протянул Фёдор. – Только в домах скучно и мрачно. И пугать я не умею, – признался он. – Я, знаешь, ещё при жизни солнце любил и свежий воздух. А как помер… Ну, хоть и не до конца, считай, помер, но от привычек не избавился, вот и гуляю, хоть и чахну на глазах, – пояснил Федя и для достоверности покрутился перед Летой прозрачным собой. – Мне как призраку положено с подобными общаться, а они... Не самые приятные собеседники: воют да стонут, два радостных слова связать не могут. Бросил я с ними водиться, – заключил Фёдор и вздохнул. – Поэтому, как видишь, уровень моей прозрачности опасно зашкаливает.
– Ничего такого я не вижу, – с улыбкой сказала Лета, достала из волос бархатистый жёлтый одуванчик и протянула призраку. Фёдор взял цветок в руки и захотел срочно упасть в обморок, чтобы очнуться, понять, что не спит, и взреветь от радости, а ещё бы лучше – взлететь, да куда повыше... Потому что руки у него стали как настоящие. Да, мерцали немного, но в целом приобрели полноценную для призраков структуру. И все остальные части повеселевшего тела тоже.
– Спасибо, – пробормотал Федя, так и не дождавшись обморока.
– Пожалуйста, – ответила довольная Лета. – Обращайся, а я побежала на вокзал. Пора уезжать.
– Далеко собралась? – спросил Федя, рассматривая нового, уплотнённого себя, и на всякий случай проверил глаза, так как их предательски защипало.
– На самый близкий юг, – ответила девчонка. – Сегодня тридцать первое августа – конец моей смены, а значит, здесь мне делать нечего, – сказала Лета и присела на тротуар, прямо посреди ромашек. – Тем более, завтра в город на утреннем поезде приезжает Осень, в этом году без опозданий. Да ещё и в компании с моей бабушкой.
– Это с бабой, что ли? – спросил Федя, устроившийся рядом.
– С бабушкой, – поправила его Лета. – Люди прозвали её бабьей Летой, а она все-таки бабушка, которая очень любит вязать, только не из ниток, как люди, а из погоды. В какой год носочки получаются, в какой – шапка с помпоном, а в какой и целый свитер выходит. Люди греются потом этими вещами весь сентябрь. Вяжет она, пока не уснёт, старенькая все-таки, надолго её не хватает, – добавила Лета и улыбнулась Феде скромным солнцем августа. – А мне… Мне на юге хорошо всегда – там никто не замечает, когда осенью становится чуточку теплее от моего присутствия.
– Возьмёшь меня с собой? – спросил призрак и язык прикусил – так удивился собственной наглости.
– Конечно! – воскликнула Лета и вскочила на ноги. – Другом ты моим стал. Теперь ещё братом будь, если можно. И – всем-всем-всем! – выпалила она. – Знаю, ты – хороший… Насквозь вижу, уж извини за сарказм, – сказала Лета и расхохоталась, вскружила призрачную голову Феди тёплым южным ветром.
Призрак только и смог, что кивнуть. Душа его танцевала маловразумительный, но очень счастливый танец. Сердечный молоток тоже не отставал – стучал как шальной.
Федя с Летой отправились в сторону вокзала, и девчонка всю дорогу не умолкала, рассказывая всё, что ей вспоминалось: про то, как она в жару поила с ладошек суровых воробьев, а по ночам грела уличных котов спрятанными в рюкзак солнечными лучами; как укрывала тенью заигравшихся на солнцепёке ребятишек и соблазняла солёным запахом моря заядлых трудоголиков. Трудоголики в спешке паковали чемоданы и отправлялись в отпуск. А Лета провожала их до тех пор, пока транспорт не набирал скорость. И хлопала потом в ладоши, и от радости целовала прохожих в голову жарким солнцем, что не всегда шло им на пользу, конечно. Но что уж поделать, по-другому целоваться она не умела.
Призрак слушал её и смеялся, предвкушая, какая чудесная предстоит им поездка. И ещё он думал, что обязательно станет для Леты «Всем-всем-всем», иначе не видать ему собственных рук и ног.
Как, впрочем, и ушей.

Автор: Эким Кедэри

smile smile smile


Любовь спасет мир!
 
FIKUSДата: Среда, 19.06.2019, 13:07 | Сообщение # 342
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
Я грею мех, гоняю мух...

Я кот простой. Я пролетарий
Мне недоступна заграница
Да и зачем мне ехать в Ниццу?
На каждой лавочке солярий..

Мне хорошо. Я эзотерик
Философ пятого разряда
Не нужен мне турецкий берег
И даже в Африку не надо
Я грею мех, гоняю мух
На всю катушку отдыхаю
И только тополиный пух
Меня немного напрягает.
Ю.Б.

biggrin biggrin biggrin


Любовь спасет мир!
 
FIKUSДата: Среда, 19.06.2019, 13:48 | Сообщение # 343
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
Сказка про Колдуна

Садись и слушай сказку про Колдуна.

На самой границе мира там, где кончается земля и начинается Великий океан, в небольшом посёлке живёт Колдун. Но его дом местные жители обходят стороной. Никто уже не вспомнит почему, но люди сторонятся этого места.

Отшельническая жизнь Колдуна оказалась не понятна для тех, кто на самом краю земли старается жить ближе друг другу.
Впрочем, некоторые старики помнят ещё времена, когда у нашего героя был полон дом гостей, когда из окон звучала прекрасная музыка, когда в единственной таверне в посёлке устраивались весёлые гулянья, когда его ещё не звали Колдуном, когда с малейшей проблемой шли к нему, доверяя больше чем врачам. И каждый, кто обратился к нему за помощью, помощь эту получал. Денег за это Колдун не брал, но от принесённого угощения и подарка никогда не отказывался, приговаривая: «То, что от сердца дано к сердцу и принять надо».
И каждый от мала до велика знал, что если случилась беда, или на сердце тоска, или совсем плохи дела нужно идти к Колдуну. Он помогал, и слава о его таланте разносилась далеко-далеко, что даже из Больших городов приезжали к нему за помощью. А кто-то приезжал учиться, чтобы узнать секрет его мастерства, и он щедро делился своими знаниями со всеми, кому это было интересно. Некоторые его ученики, покинув посёлок, сами становились известными целителями и повсюду, куда бы не забросила их судьба, они рассказывали людям о своём учителе.
Шли годы, времена менялись, и все кто окружал Колдуна, - разъехались. Никто и не упомнит того момента, когда постепенно соседи стали сторониться его. Может тому виною печать одиночества и грусти, что появилась со временем на его лице. А может, чувство опустошённости, пустившее свои корни в некогда щедром и любящем жизнь и веселье сердце.
Часто в ненастную погоду выходил он на берег и разводил большой костёр и долго глядел на танец ярких искр, огненным хороводом уносящихся в невообразимые просторы Великого океана. И пока последняя искра не исчезала из вида он читал заклинания, в каждом из которых просил Богов быть добрыми и снисходительными к окружающим его людям. Потом он грустно улыбался и тяжёлой походкой немолодого человека шёл в свой старый дом.
И никто в посёлке не знал, что именно этому отшельнику, должны они быть благодарны, за то, что ни одна хворь не брала этих суровых людей. Потому что люди не думают о здоровье, когда они здоровы, а сосредоточены на своих ежедневных делах.
И вот с каждым костром здоровье самого Колдуна становилось всё хуже и хуже. И в один из ненастных осенних вечеров на берегу Великого океана не горел Большой костёр. Колдун без сил лежал в своей постели. Жители, не увидев огненного зарева, насторожились, ведь это нарушало установленный за долгие годы порядок вещей.
А утром чихнул сначала один ребёнок, потом закашлял второй, у рыбака начался насморк, а лесник подвернул ногу. И вдруг обнаружилось, что в посёлке нет больницы, вернее она была, но там никто не работал, потому что лечить было некого.

А к вечеру собрались люди на сход на главной площади посёлка и стали думать, как быть. Ведь если послать гонца в Большой город за доктором, то пока он обернётся что может быть слишком поздно. Не знали люди как быть, но тут кто-то из стариков вспомнил, что рядом живёт целитель Колдун, который весьма неплохо справлялся с различными недугами односельчан. Было решено направить делегацию в одиноко стоящий мрачный дом, которая и нашла там больного старика, лежащего в постели. Оказалось, что ему самому была нужна помощь. Слабым голосом Колдун попросил народ развести на берегу океана самый большой из когда-либо горевших костров, а когда над ним взовьются искры и устремятся к океану пусть жители громко крикнут: «Я зову вас мои ученики, мне нужна ваша помощь!»
Как бы странно не звучала эта просьба, но жители посёлка сделали всё, как велел им Колдун. И когда над костром, что сложили они на берегу, взвились искры, прокричали призыв Учителя своим Ученикам.
Искры после этого вспыхнув ещё ярче, умчались на поиск тех, в ком так нуждался Колдун. И как только искра оказывалась рядом с учеником, тот слышал призыв своего Учителя и сразу начинал собираться в дорогу.
Не прошло и пяти дней, как возле одинокого дома вырос настоящий палаточный город, в котором жили те, кто своим талантом врачевать людей были обязаны Колдуну.
В день, когда последний из учеников приехал на помощь, на берегу Великого океана зажглись сразу несколько костров. Они были великолепны. Яркое светлое пламя посылало в небо миллионы искр, которые объединившись в огненный вихрь устремились к дому отшельника и над ним образовали гигантский хоровод. Жители посёлка затаив дыхание, смотрели на этот огненный танец, заворожённые чудесной красотой происходящего.
А утром, когда над Великим океаном взошло солнце, на пороге собственного дома показался Колдун. При взгляде на него сразу стало ясно, что недуг отступил, лицо его светилось улыбкой, он подошёл к своим ученикам, поклонился им в пояс и поблагодарил жителей посёлка и учеников.
А потом на главной площади устроили праздник, ведь среди жителей опять не было ни одного больного, зато было много веселья. И главным на этом празднике был, несомненно, Колдун. Все говорили ему слова благодарности и получали от него не меньшую благодарность. Ведь если сеешь семена добра, то урожай никогда тебя не разочарует.

Николай Сальников
smile


Любовь спасет мир!
 
FIKUSДата: Среда, 19.06.2019, 14:51 | Сообщение # 344
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
ОПЯТЬ ПОШЕЛ ДОЖДЬ

Опять пошел прохладный дождь
Так нежно, так красиво.
И зазвучала рифмой слов
Поэзия счастливо.
Я вышел без зонта к нему,
К дождю прекрасных грез.
И его капли превратились
В цветочки алых роз.
И будто чудо лепестками
Он окружил меня.
Я передать, не мог словами
Все эти чудеса.
Мне оставалось восхищаться
Немыслимым мгновеньем,
Мне лишь осталось наслаждаться
Небесным озарением.
Я простоял так до утра
Под дождиком весны,
Под водопадом волшебства,
Что нес в себе мечты.
Я не хотел идти домой,
Мне было хорошо.
Душа поэта создавала
Во мне, совсем легко.
Спасибо, бесподобный дождь,
Что были мы вдвоем.
Что оценили счастья миг
Великолепным днем!
Соколов Г.И.


Любовь спасет мир!
 
FIKUSДата: Среда, 19.06.2019, 15:28 | Сообщение # 345
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
- Не упади, только держись. Всё впереди. Это всё жизнь.

У свободы нет имени отчества,
Новостей страниц не листала,
Но смеется, и вырваться просится
Из шаблонов, она одичала.

От неё так сквозит одиночеством,
Каждый раз начинать всё сначала.
Когда падал, кричали пророчества,
Но свобода на ухо шептала:

- Не упади, только держись.
Всё впереди, Это всё жизнь.
Не уходи, надо дерись,
Смело смотри, Это всё жизнь.

Не упал, это только мгновение,
Поднимусь, и отвечу, как надо...
Мне свобода кричала решение, -
Поднимая меня заклиная:

Я не знаю, когда это кончится.
Может быть, всё начнётся сначала.
Я смеялся в ответ злу-пророчеству,
А свобода от драйва кричала:

- Не упади, только держись.
Всё впереди. Это всё жизнь.
Не уходи, надо дерись,
Смело смотри, Это всё жизнь.

У свободы нет правил, есть мнение,
В джунглях города одичала.
Но парой находит затмение, -
Не пойму где конец, где начало

Проходя мимо взглядов заточенных,
Жду свой нож с подтишка от шакала.
Только нервы давно обесточены, -
Мне свобода на ухо шептала:

- Не упади, только держись.
Всё впереди, Это всё жизнь.
Не уходи, надо дерись,
Смело смотри. Это всё жизнь.

Мы научены тем, что мы выжили
И собой в этом мире остались.
Хоть из нас всё терпение выжали,
Ни до первой крови мы дрались.

Не сдаваться - вот первое правило.
Подниматься, когда невозможно...
Когда вера, надежда подставила, -
Оставаться собой, когда сложно

У свободы нет граней терпения,
У свободы нет оправданий.
Безнадёжно смеялось везение,
Уходя в вечный зал ожиданий.

От неё так сквозит одиночеством.
Я свободен, но этого мало.
Она фак показала пророчествам,
А душе ультиматум сказала:

- Не упади, только держись.
Всё впереди, Это всё жизнь.
Не уходи, надо дерись,
Смело смотри. Это всё жизнь.

Автор: Максим Вишневский


Любовь спасет мир!
 
FIKUSДата: Четверг, 20.06.2019, 09:14 | Сообщение # 346
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
Шёл по городу волшебник... (рассказ)

Иногда очень важно помнить, кто ты есть. Не сбиваться с шага, не путаться в череде чужих и выдуманных воспоминаний, которые ловишь с такой же лёгкостью, как капли дождя — на язык. Просто идти по холодной мостовой — босиком, конечно; по щиколотку погружаться в усыпанные листьями лужи, тонуть немножко в отражении города, забывая, идёшь по земле или по небу, но это хорошо, это значит — всё налаживается, всё пройдёт.
И пускай в груди засел надсадный кашель — он здесь не из-за тонких льдистых иголок, что впиваются в ступни во время ходьбы, кто вообще мог такое придумать?.. Кашель — будто горькое воспоминание о прошлом, и скоро он тоже пройдёт, потому что прошлого осталось — несколько шагов, несколько приветственных кивков отражению города и заодно своему собственному, несколько вдохов и выдохов сквозь сигарету — сущая малость, честное слово.
Дымно-туманная вязь за спиной тянется шлейфом затейливого плаща. Для антуража не хватает шляпы — и вот же она, гордо надета на голову; пускай не дымно-туманная, а вполне себе настоящая, но ведь именно такое облачение и требуется тому, кто ступает ровнёхонько по границе реального и нереального.
Шаг, другой, третий — прошлое остаётся позади, и кашель серым пеплом вываливается где-то по дороге, тоже пропадает там, в том, что уже случилось и никогда не вернётся, ведь в одну реку, как правильно говорят, дважды не войти. Нет, конечно, если очень-очень хочется, зудит аж до кровавых расчёсов на предплечьях — можно применить какую-нибудь ступень особо хитрой разноцветной магии и...
Но мы этого делать не станем. Мы сегодня вообще ничего делать не станем, только гуляем босиком по городу, растворяемся в витринах, сигареты курим, пока не кончатся... А вмешиваться в ровное щёлканье механизмов мироздания — не-не, это не к нам. У нас вы-ход-ной. Законный и заслуженный, между прочим.
Дымно-туманная вязь отражается в луже длинными-длинными серыми руками — или, быть может, щупальцами? Чем-то длинным и однозначно способным крепко вцепиться — потому что вот, вцепляется в барахтающиеся листья, буквально спасает их от бесславной кончины, и плащ за спиной обрастает новыми и новыми грязно-жёлтыми пятнами. На шляпе, конечно, этих пятен нет, только перья, острые-острые, такими и писать можно, если обмакнуть в чернила — не в обычные, конечно, чернила, смешно даже, что тут вообще может быть обычного?..
А если разыскать нужные чернила, обмакнуть в них кончик пера со шляпы, вывести небрежно буквы на первой подвернувшейся поверхности, пусть даже на собственной руке, — что получится?.. Любопытно до ужаса, но мы же договорились не делать сегодня ничего, что способно поменять ход мироздания, поэтому, как бы ни хотелось, — отдыхаем. А вот завтра... Завтра — непременно.
На границе меж реальным и нереальным нет нужды опасаться разбросанных по мостовым осколков и прочего мусора: здесь, на границе, их попросту нет. Мостовая чиста от людей и оставленных ими следов, будто их не было никогда, будто город сам пророс камнем из-под земли, пустил длинные и глубокие корни, обосновался так крепко, что теперь ни за что не выдернешь, не выгонишь. А впрочем, здесь, на границе меж реальным и нереальным, всякое могло произойти, отчего бы и городу не появиться вперёд всех возможных живых существ?
Люди проносятся смазанной стеной где-то по левую руку; пальцы правой бережно сжимает тень города, не тащит за собой, не направляет даже, скорее ступает рядом вернее верного друга — а будто бы оно не так, а? Будто бы оно не складывалось так всегда и везде, когда город — ближе, чем люди; и это не хорошо, не плохо — никак, это просто есть и его не изменить.
Витрины звенят, когда проходишь мимо, все в унисон, затягивают единую песню — и обрывают её, стоит твоему отражению перестать в них существовать. Дымно-туманно-осенний плащ стелется по воздуху за спиной, и где-то в груди жжётся и горит то, что у нормальных людей называется сердцем, а ступни уже совсем ледяные, но ни капельки не холодные, только щекочет их очередная лужа: здесь, на границе, луж особенно много, как и отражений, а отражения, как известно, — всегда путь куда-нибудь немного не сюда, в нереальное. Поэтому всё логично.
Сигареты заканчиваются одна за другой, и сейчас это куда больше, чем простой никотин, почти способ дышать — здесь, на границе. У каждого они свои, эти способы, и не то чтобы каждый сознательно их выбирал...
Тень города заботливо протягивает... предположим, руку — или иную конечность, способную удержать спичку, — и прикуривает каким-то особенным пламенем, цвета не огня, а скорее осенних листьев. Время пришло, слишком много пути пройдено, здесь не место обыкновенной зажигалке, даже если приходишь не менять ход мироздания, а просто побродить босиком по лужам на границе. Поэтому остаётся послушно прикурить, сделать вдох-выдох — и остановиться.
Эта лужа — длинная-длинная, в ней отражается чуть ли не вся улица, а если прищуриться, наклониться пониже — и вовсе целый мир. И если войти — медленно, осторожно, чувствуя ветер чужих жизней левой рукой и крепкую хватку города правой, — можно встретиться глазами со своим отражением, поменяться на мгновение местами, вытряхнуть охапку своих и не только воспоминаний и получить взамен новую, не успевшую ещё надоесть; и выйти так же медленно, но совсем иным, как будто перекинувшимся через голову, обратившимся-обновившимся, наконец, просто от-дох-нув-шим.
Куда теперь ни иди — на мостовой не остаётся мокрых следов, точно во сне, где возможно не только всё, но и капельку больше.
Значит, всё хорошо.
Значит, дожил до сентября — и до тысячи других ещё доживёшь.

Автор: Ирина Иванова



Любовь спасет мир!
 
FIKUSДата: Четверг, 20.06.2019, 10:09 | Сообщение # 347
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
Я НАРИСУЮ

Я нарисую, вновь пейзажи,
Невиданной красы.
Наполнив их великолепием,
В них отразив мечты.
Мои картины, вам откроют:
Волшебный, дивный сон,
В котором, каждый человек,
Душой своей влюблен.
Вы в них увидите места,
Что просто безупречны.
Природу райской красоты,
Цветы весны беспечной.
Вы в них найдете для себя,
Отдушину родную.
По вашим, я пойму глазам,
Что я, не зря рисую.
Хочу, чтоб радость подарили,
Мои картины вам.
Чтоб все тревоги удалили,
Убрав, из жизни хлам.
Хочу, чтоб поняли все люди,
Что надо жить в любви.
И всем стараться понемногу,
Дарить добро души.
Нарисовал, я вновь пейзажи,
Своих волшебных снов,
Чтоб оживить в сердцах людей,
Надежду и любовь!!!
Соколов Г.И.


Любовь спасет мир!
 
FIKUSДата: Четверг, 20.06.2019, 10:31 | Сообщение # 348
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
Бродяга (рассказ)

В твоей силе менять ход мирозданья, но надо ли оно тебе и мирозданью? Иногда песня, спетая вовремя у костра, вершит более, чем тысячи сражений во имя перемен.
(Кодекс Странников)
Дорога тихо звенела под ногами, и я упругим шагом покорял бесконечность, радуясь спутнику-ветру и разноцветным поющим камням на обочинах. Я наслаждался одиночеством-без-грусти, и пространство отвечало радостной нотой созвучия.
Межмирье уже засыпало в бессолнечном сумраке, когда я заметил на обочине Дороги бродягу. Вот и хорошо! Я остановился, отсалютовал посохом приветствие. Мне в ответ помахали рукой. Кажется, он тоже не против пообщаться. Но чем ближе я подходил, тем неуютнее мне становилось. Я не мог понять, в чем дело. Нет, никакой опасности, право…
Человек? Или некто в образе человека? Мало ли кого занесло на Дорогу, но я не ощущал ни его настроения, ничего. Бродяжья одежда: кожаная куртка, старые джинсы. У него были светлые волосы и молодое подвижное лицо. Он улыбался, и глаза его сияли. Как странно, ничего, кроме облика. У него не было сумки, плаща или посоха.
— Приветствую, — я подошел, огляделся. Он не разводил костра, а ведь как часто нам хочется в прохладе межмирья уютных признаков миров. Он не готовил еду, при нем не было оружия или каких-либо иных вещей. И он был материален — вовсе не дух Дороги явился мне.
— И тебе привет! — воскликнул бродяга, сел и похлопал рукой подле себя — мол, садись тоже. Тут из кустов выбежала собака, лохматая, рыжая с проседью, лопоухая. Случайно их, что ли, занесло в эту часть межмирья?
— Меня зовут Гарри, — представился человек, — а собаку — Сим.
Сим радостно гавкнул и отчаянно завилял хвостом. Затем лег и закрыл глаза.
— Старый, устает быстро, — ласково, с затаенной грустью произнес Гарри, — слишком быстро устает для таких дальних переходов.
Что-то не давало мне покоя. Но что? Не собака даже. Гарри внимательно следил за мной.
— Ты-то сам откуда идешь, мил человек? А?
— Ну, не откуда, а куда. Собственно, зови меня Джон, — я опомнился. Кажется, в мирах, где есть Гарри, должны быть и Джоны. Если я ничего не забыл. Но на имена у меня хорошая память.
— Джо-о-он, — протянул иронично Гарри. — Ну логично. Похоже, и между мирами это имя популярно.
Он знает, где он, уже хорошо. Не пропадёт.
— Джон, мне не особо интересно даже, куда ты идешь, если честно. Я просто очень устал от одиночества… Да и Сим вот, хворает часто. Боюсь я за него. Он мне тут единственный друг.
Я глядел во все глаза на Гарри. На Сима. Я идиот или что? Ничего не понимаю. Что в них не так? А Гарри устало сказал, прямо взглянув мне в глаза:
— Да ладно тебе, подозрительный какой. Чуйка как у собаки, силы полон, а в глазах — недоумение. И не человек ведь, правда, а беспокоишься, как люди. Что, никогда на своих Дорогах киборгов не встречал? Электронно-механических или просто механических?
Вот оно что! И правда, я чуял разум, но не чуял жизни. Робот. Совершенно невозможно, и как же я люблю сталкиваться с тем, что невозможно! Предмет из пластика и металла, «существо без души», запрограммированное на определенные действия. Как это может быть? Как он — такой — может быть на Дороге?
Может, в каком-то из техногенных миров проводили эксперимент, забросили разведчиков в Междумирье, робота и собаку для начала? Правда, энергии, чтоб удержать материальный предмет в мире тонких стихий, всегда требовалось много. Но во многих мирах редко беспокоятся по этому поводу, не гнушаясь добывать её из светила или собственных душ.
— Меня никто сюда не посылал. Я сам пришел... Нет, я мысли не читаю. Просто, когда тебе около десяти тыщ лет и большую их часть них ты прожил среди людей, поневоле учишься читать по глазам. Даже у не людских людей.
— Но…
Он рассмеялся невесело и начал свой рассказ, вспоминая который, мне будет легче шагать по своей Дороге и тысячу веков спустя:
— Мне вообще Сим помог выбраться, собакам, им проще. Знаешь ли, десять тысяч лет — немалый срок. Жаль, Сим и года не проживет. Ему уже двадцать пять, а даже для модифицированных умпов это много. УМП — это попросту «умный пес». Помощники для стареющих людей. В умирающих городах умпы казались единственной жизнью. Ну, еще роботы... Почему я могу ходить дорогами меж мирами? Я, старый киборг без души? Не знаю, это не ко мне вопрос. Я просто взял Сима на руки и вышел прочь, когда последний из Людей умер от старости. Эх, его умп пережил его, моего старика Вилли. Понимаешь, Джон, миры стареют и увядают, как люди. Я десять тысячелетий был верным слугой для стареющей расы Людей. Неплохой мир был. Нет, честно, загляни, если будет по пути, странник. Там сейчас тихо так. Заводы стоят. Роботы предпочли уснуть. Или умереть? А для кого жить. Умпы тоже вот доживают свой век. Правда, у них больше шансов — разбрелись по лесам да полям, охотятся. Цивилизацию делать не хотят, зачем им. Мир увял. Я путано говорю? Старый я… А мысли ты у робота не прочитаешь, верно, друг? Прости за болтовню, так давно не говорил с живым человеком. Сим, он умный, но слова из него лишнего не вытянешь. Так я в основном сам с собой говорю.
Он тихонько вздохнул, улыбнулся совсем по-человечески. Легко перепутать.
— Я не хотел умира... засыпать. Ведь я самый старый из них, знаешь, сколько поколений через мои руки прошло... Сотни. Все умерли. Я устал их хоронить. Мир живой. Да, там много жизни. А Людей и нет уже. Вот я решил уйти. Не мог вот так просто взять и отключиться. Я столько всего знаю...
Вокруг нас была Дорога, сизое пространство между мирами, полное тонких энергий, смутных порталов и нитей, связующих грани мироздания. Он глядел в эти просторы с восторгом ребенка. Я ему почти завидовал.
— Тут хорошо. Тут все новое. А я так устал в моем умирающем мире. Может, найду себе юный мирок, и там будут дети. Соскучился по детям. Я же бессмертный. Неизносимые материалы тела, самовосстанавливающийся мозг. Я почти неуязвим. Даже температура звезды не расплавит. На совесть меня делали… на совесть.
Он потянулся и тронул уши пса. От этого движения Сим проснулся, завилял хвостом, прыгнул мне на колени. Я стал поглаживать его по голове. Он уснул снова. Старый совсем.
— Симу не голодно. Странно тут вообще с пищей. Не думаешь о еде — и есть не надо. Мне вообще просто — энергия везде разлита, даже от ветра и солнца заряжаться не надо. А Сим откуда-то кроликов приносит. Все со мной делится.
Я кивал. Гладил пса. Кроликов уникальный пес-странник скорее всего доставал из миров по соседству. Мое сердце сжималось от сочувствия и радости за всех странников всех миров. Странников, которые понимают Дорогу.
— Может, проведешь меня в какой мир поновее? — вдруг почти жалобно попросил Гарри, и я увидел, что рука у него чуть дрожит. У робота, которому было десять тысяч лет, дрожала рука.
Я улыбнулся:
— Сим тебя приведет. Он лучше чует Дорогу. И тебя чувствует, я знаю. Просто иди за ним. Думаю, в том мире, который ему теперь снится, вам обоим понравится.
— Да понравится уж. Мне в любом понравится. У меня срок годности еще на миллион веков. А знаний много, целой расы знания, — он постучал по голове пальцем, — тут хранятся. Пригодятся. Только вот Сима со мной уже не будет. Сколько ему в мире-то останется, там же время по-другому течет? Это тут мы бредем без времени, сколько надумаем себе, столько и будет. А там...
Он вздохнул. Я улыбнулся про себя. Нет, не скажу ему ничего. Потом, лет через двести, может, сам догадается. Хотя нет, догадается быстрее — и вспомнит добрым словом старика Джона.
Симу нетрудно подарить пару веков — всего лишь структуру плоти изменить, с собакой это проще, чем с человеком. У собак не прописано — умереть. Они жизнь любят. Вдохнуть силу в старого пса — ничего не стоит. Пусть живет.
Я поднялся: меня звала Дорога. Гарри не препятствовал. Умный пес по имени Сим проснулся, помолодевший и бодрый, и радостно запрыгал вокруг. Уж он-то знал, что спасибо сказать надо.
Уже отходя от этих удивительных странников, уже скрываясь в складках пространств, думая о загадках живой души, я услышал брошенное вслед:
— Счастливого пути, бродяга!
Спасибо за Сима!
Еще встретимся!

Из нета,,


Любовь спасет мир!
 
FIKUSДата: Четверг, 20.06.2019, 11:28 | Сообщение # 349
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
Если удалось найти хорошее место в жизни,
Не стесняйся - паркуйся!!!
Блин,встретилось на просторах нета biggrin biggrin biggrin biggrin


Любовь спасет мир!
 
FIKUSДата: Четверг, 20.06.2019, 11:49 | Сообщение # 350
Подполковник Нашей Планеты
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Статус: Offline
Мы бродили вдоль берега

Мы бродили вдоль берега — солнце, песок, вода,
легкокрылые чайки, ракушки, детвора,
валуны словно стражи — армия Черномора,
за глубокой синью еле видный город.
Сосны и берёзы, зонтики, шезлонги.
Джазом и шансоном воздух рвут колонки.
Парусник и катер, рыбаки на лодке.
Взгляд из-под морщинок невозможно-кроткий.
Разговор о прошлом потревожит память.
Ничего не жалко — нечего исправить.
Вспомнилось такое, что забыть хотелось.
Помнить дни былые нынче тоже - смелость.
Чашечка эспрессо у воды в беседке.
Дым осенних листьев - белый, плотный, едкий
вызывает слёзы по былому счастью.
Мужику и то вон, сердце рвёт на части.
Завтрак у залива, чай и бутерброды.
Бегство от иллюзий в дикий мир природы.
И лицо родное всё в морщинок сетке.
И щебечет птица про любовь на ветке.
Но, как говорится, в жизни Жизни мало,
под морщинок сеткой прячет слёзы мама.

Николай Сальников



Любовь спасет мир!
 
Форум » НАШЕ ТВОРЧЕСТВО » Проза » Мир поэзии (Авторские и классические стихи)
Поиск:

/>
ПОМОГИТЕ СПАСТИ МАЛЫША!

Поиск


НАША БЕСЕДКА



Мы комментируем

Загрузка...

На форуме

СТИШКИ

(2829)

ДУХ

(54)



Интересное сегодня
Материалов за текущий период нет.

Loading...

Активность на форуме

Постов на форуме: 3758
Группа: Проверенные

Постов на форуме: 3239
Группа: Проверенные

Постов на форуме: 2871
Группа: Модераторы

Постов на форуме: 2794
Группа: Модераторы

Постов на форуме: 2223
Группа: Друзья Нашей Планеты

Постов на форуме: 2131
Группа: Друзья Нашей Планеты

Великие комментаторы:
Василёк
Комментариев: 14270
Группа: Друзья Нашей Планеты
Geda
Комментариев: 9899
Группа: Проверенные
Микулишна
Комментариев: 9141
Группа: Друзья Нашей Планеты
надёжа
Комментариев: 9140
Группа: Проверенные
nikolaiparasochko
Комментариев: 7660
Группа: Проверенные
omygod
Комментариев: 5398
Группа: Проверенные